Название обанкротившегося сельхозпредприятия. Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

Экономика, если верить официальным оценкам Кремля и правительства, сегодня на подъеме. Но реальность продолжает контрастировать с победными реляциями властей о выходе страны из кризиса. Очередное напоминание, как на самом деле обстоят дела, – свежая оценка самочувствия корпоративного сектора. Квартальная статистика банкротств российских компаний на восьмилетнем пике и даже близка к историческому рекорду 2009 года (тогда показатель превышал нынешние цифры лишь на 2,1%). Как отмечает Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) в своем отчете, 3227 компаний, ставшие банкротами с июля по сентябрь, – это на 12,4% больше, чем было год назад.

Причины? Их множество: падение реальных доходов населения четвертый год подряд, слабые инвестиции в основной капитал, слишком быстрый рост просроченной задолженности и слишком медленное снижение ключевой ставки. При желании многое можно свести к субъективному опыту менеджеров и собственников, о котором, в частности, в своих исследованиях упоминает Российский союз арбитражных управляющих: от ошибок до мошенничества (фиктивных банкротств).

Однако ни одна из причин не будет исчерпывающей. Более того, отмеченная ЦМАКП динамика банкротств сама по себе еще не признак общего упадка. Исходя из оценок Центра, российская экономика застряла в коридоре 1000–1100 банкротств юрлиц в месяц, что, конечно, тревожно, но не так катастрофично, учитывая отраслевой характер проблемы.

В антилидерах последних лет – строительство и торговля. Независимо от конъюнктуры, многочисленных банкротов в этих секторах можно отнести к жертвам эволюции рынков. В продовольственной рознице, например, сетевая торговля продолжает агрессивно вытеснять несетевую, попутно избавляясь от лишних оптовых звеньев в цепочках поставок. «Большая чистка рядов», по выражению Дмитрия Халина из Savills, наметилась в далеком от совершенства российском строительстве. Ему теперь приходится мириться со все более жесткими, но в целом назревшими мерами регулирования. В этом смысле сам регулятор, то есть Минстрой, склонен считать всплеск банкротств «нормальным процессом очищения рынка».

И тем не менее ситуация складывается хуже, чем может показаться.