Митинг на Тверской 7 ноября. Фото: Евгений Фельдман для кампании Навального

Встречи Владимира Путина с молодежью, общение депутатов Госдумы с видеоблогерами, создание политического канала для детей – это пряник. Задержания молодежи на митингах, угрозы школьникам со стороны учителей и учителям со стороны полиции – это кнут. Власть в этом году озаботилась борьбой за молодежь и пытается отстоять свою «родительскую» монополию на контроль – модель из традиционного общества. Она безнадежно устарела.

«Выходит кандидат в президенты Медведев на сцену выступать, и тут ему продюсер в наушнике истерично шепчет:

– Дмитрий Анатольевич, на вашем костюме какие-то ниточки!

Сверху раздается голос Путина:

–Не трогать! Это нужные ниточки!»

Анекдот, распространенный в 2007–2011 годах

Через несколько дней после 26 марта 2017 года и телеканал «Дождь», имеющий славу оппозиционного СМИ, и Первый канал, такой славы не имеющий, задали мне один и тот же вопрос: «Что же такое сделал Навальный с нашими детьми, раз они, оторвавшись от гаджетов, вышли протестовать на улицы»?

Любой вариант ответа на этот вопрос бессмыслен. Однако он правильно отражает существующую в головах вопрошающих проблему.

Дети как объект

Из вопроса следует, что замеченные на улицах разных городов протестующие школьники и студенты воспринимаются только как объект, которым можно манипулировать с помощью неких технологий, ниточек из анекдота. Вопрос заключается лишь в выявлении таких технологий. Сразу же за дело принимается Следственный комитет, который начинает их искать: на допросах несовершеннолетних спрашивают, кто их позвал на митинг, кто оплачивает, кто говорил, что кричать, как стоять и рисовать плакат.