Иероним Босх. Ecce Homo

В нашумевшем бестселлере 2011 года «The Better Angels of Our Nature: Why Violence Has Declined» когнитивный психолог из Гарварда Стивен Пинкер предсказал долгосрочный спад насилия в мире. Работа подверглась жесточайшей критике западных интеллектуалов за беспочвенный идеализм, а в 2016 году автора пригласили на Нобелевский симпозиум для участия в дебатах с Нассимом Талебом, придерживающимся строго противоположных взглядов (куда, впрочем, Пинкер так и не явился). Тем не менее Пинкер ничем не выдал сомнений в жизнеспособности своей концепции, над которой, судя по всему, долго размышлял. Анализ проблемы насилия можно обнаружить в более ранней книге Пинкера «Чистый лист. Природа человека. Кто и почему отказывается признавать ее сегодня» (вышла в издательстве «Альпина Паблишер»). В ней автор не пытается изображать людей более миролюбивыми существами, чем мы есть на самом деле, и пишет, например, о детской агрессии, а также о том, что более 80% женщин и 90% мужчин фантазируют об убийстве людей, которые им не нравятся. Но означает ли это предопределенность в выборе способов решения конфликтов? Стивен Пинкер убежден, что нет: «Высокий уровень насилия, сопровождавший процесс эволюции человека, еще не доказывает, что наш биологический вид одержим стремлением к смерти, жаждой крови или инстинктом защиты своей территории».

Нет сомнений, что некоторые индивиды по природе своей более склонны к насилию. Начнем с мужчин: во всех культурах мужчины убивают мужчин в 20–40 раз чаще, чем женщины – женщин. И львиная доля убийц – молодые мужчины в возрасте от 15 до 30 лет. К тому же некоторые из них более агрессивны, чем другие. Согласно одной из оценок, 7% молодых мужчин совершают 79% насильственных преступлений. Психологи обнаружили, что индивидуумы, склонные к насилию, имеют вполне определенный склад личности. Они импульсивны, не слишком умны, гиперактивны и страдают от дефицита внимания. Их описывают как обладателей «оппозиционного темперамента»: они злопамятны, легко раздражаются, сопротивляются контролю, целенаправленно выводят людей из себя и склонны перекладывать вину на других. Психопаты, люди, у которых отсутствует совесть, – самые жестокие из них и составляют значительный процент убийц. Эти личностные черты проявляются в раннем детстве, сохраняются на протяжении всей жизни и в значительной степени наследуемы, хотя, конечно, далеко не полностью.

Садисты, горячие головы и прочие прирожденные убийцы – лишь часть проблемы насилия, и не только из-за вреда, который они причиняют, но и из-за агрессивной позиции, в которую они загоняют других, вынуждая их прибегать к сопротивлению и самозащите. Но главная моя мысль в том, что они не основная часть проблемы. Войны начинаются и заканчиваются, уровень преступности скачет, общества меняются с милитаристских на пацифистские и обратно за одно поколение, и все это без всяких изменений частоты проявления генов. Хотя сегодня этнические группы различаются по среднему уровню насилия, эта разница не нуждается в генетическом объяснении, потому что уровень насилия в группе в один исторический период сравним с данными для любой другой группы в другой период. Покладистые сегодня скандинавы – потомки кровожадных викингов, а Африка, разрушенная войнами, последовавшими за распадом колониализма, очень похожа на Европу после падения Римской империи. Вероятно, у любой этнической группы, добравшейся до сегодняшнего дня, в недалеком прошлом были воинственные предки.