Контртеррористическая операция в Грозном. Фото: Reuters

Шестнадцатого августа 2017 года жителя чеченского села Автуры Магомед-Али Межидова в очередной раз в сопровождении конвоя завели в кабинет сотрудников уголовного розыска в отделе МВД по Шалинскому району. Затем оперативники подошли к сейфу, стоявшему с левой стороны, и сняли с него аппарат, прикрытый курткой-олимпийкой. Устройство, как выяснилось спустя несколько минут, было предназначено для пыток электричеством. Для этого обычно используют старый электромонтерский мегаомметр, конденсаторную подрывную машинку или полевой телефон с динамо-машинкой; они дают ток высокого напряжения, но небольшой силы; следов почти не остается, только черные точки.

Олимпийку завязали на глазах у задержанного, клеммы надели на большие пальцы рук и включили прибор. «Я кричал, мне было очень больно. При этом оперативные сотрудники говорили, что будут пытать меня до тех пор, пока я не соглашусь подписать признание», – указал Межидов в своем заявлении в прокуратуру. Копия есть в распоряжении Republic. В документе подчеркивается, что оперативники постоянно повторяли: после таких допросов «еще никто не выходил без признаний вины». «Через день меня снова пытали электрическим током, прикрепляя клеммы к мизинцам и к наручникам, требуя, чтобы я признался в том, чего не совершал», – отметил Межидов.

Он оказался одним примерно из 70 человек, кто в середине августа попал в местный изолятор временного содержания. Эти задержания – часть антинаркотической кампании, старт которой дал чеченский лидер Рамзан Кадыров. Как сообщили Republic в республиканском управлении МВД, всего к концу декабря правоохранительные органы выявили 507 нарушений соответствующих статей Уголовного кодекса. По словам двух собеседников, знакомых с ходом операции, полицейские устроили рейды по населенным пунктам, задерживая в каждом случае по нескольку десятков человек. От них требовали признаться в употреблении или распространении запрещенных препаратов и сказать, кто еще хранит у себя наркотики. Ситуация отчасти напоминает произошедшее с теми, кого в Чечне заподозрили в нетрадиционной сексуальной ориентации. Однако в этом случае обошлось без убийств: в ход пошли угрозы предъявить обвинения по особо тяжким статьям, пытки и записанные на камеру признания.