Электронно-вычислительная машина «Стрела», 1956. Фото: А. Ляпин / РИА Новости

Концепция перехода России к цифровой экономике приобретает все более конкретные очертания: на прошлой неделе были утверждены планы мероприятий по четырем из пяти разделов соответствующей правительственной программы. В связи с программой в кулуарах министерств и ведомств все чаще звучит тезис о необходимости «Госплана 2.0», который обеспечит технологический и экономический рывок страны в 2020-е годы. Обоснование тезиса довольно простое: большая часть крупного бизнеса – который, как предполагается, станет локомотивом цифровизации – в российских реалиях прямо или косвенно управляется государством. Предполагается, что координация инновационной активности госкорпораций и примыкающих к ним промышленных гигантов, принадлежащих близким к государству бизнесменам, может дать серьезный положительный эффект в скорости и качестве проникновения передовых цифровых технологий в экономику. Неизменно вспоминаются технологические достижения СССР в космосе и атоме.

Действительно ли централизованное планирование помогает инновационному рывку? История инноваций в СССР дает на это вполне убедительные ответы – и отнюдь не положительные. Две упомянутые отрасли – космическая и атомная – единственные, где Советский Союз смог не только достичь технологического лидерства, но и удерживать его в течение десятилетий. Совершенно иной была картина в компьютерной технике, лазерах и оптоволоконных системах, биотехнологиях и многих других областях, где советские ученые на какое-то время выходили на передовой край технических разработок, однако довольно быстро теряли конкурентные позиции в мире. Эти примеры породили максиму «советские инженеры умели изобретать, но не умели внедрять», распространенную как за рубежом, так и внутри страны. Особенности национального менталитета, впрочем, тут не играют существенной роли. Данная ситуация практически неизбежна в инновационных отраслях в условиях плановой экономики. Там, где государство соревнуется с государствами (как в космосе и в атоме в ХХ веке), центральное планирование может быть достоинством. Как только Госплан начинает конкурировать со свободным рынком – он неизбежно проигрывает.

Почему рынок важен?

Бытовая логика рассматривает рынок как источник ресурсов: рыночный успех того или иного товара определяет возможности получения выручки, следовательно и прибыли, которые в свою очередь используются для дальнейшего развития. Однако рынки имеют еще одну важную функцию, становящуюся критической в эпоху быстрых технологических преобразований: обмен информацией между покупателями и продавцами, создание консенсуса в отношении необходимых и желаемых потребительских свойств новых продуктов, развитие «аппетита» покупателей к новым возможностям.

В ситуации быстро меняющейся технологической картины никто не знает заранее, что хорошо, а что плохо, что приживется у потребителей, а что нет, какое практическое применение окажется более важным. Формулируя более строго: для того чтобы новые технологии изменили поведение потребителей и создали новые бизнес-модели, их поставщики должны сформулировать убедительные сценарии приложения этих технологий, дающих существенную выгоду по сравнению с издержками (включая риски) внедрения и обучения. Чтобы создать такие сценарии, в теории необходимо тесно сотрудничать с потенциальными потребителями, однако у них мало заинтересованности в таком сотрудничестве; они не могут сформулировать квалифицированное техническое задание для поставщиков, поскольку не знают возможностей технологий. Эта дилемма наглядно видна в истории проникновения всех трансформационных технологий – от электричества и автомобиля до интернета вещей и искусственного интеллекта. Преодолеть ситуацию можно лишь через множество экспериментов, большая часть которых окажется неудачными, но научит участников рынка и на стороне спроса, и на стороне предложения. Наиболее сильный стимул к таким экспериментам – рыночная конкуренция как среди разработчиков, так и среди потребителей.

Компьютеры без рынка

Один из самых наглядных исторических примеров – траектория развития компьютерных технологий в СССР. На протяжении примерно двадцати лет, в 1950–1960-е годы, страна довольно успешно работала на передовом крае компьютерных инноваций, ряд продуктов были прорывными для своего времени. Однако к концу 1960-х СССР фактически проиграл гонку в разработке и производстве большинства массовых ЭВМ и был вынужден принять за основу серийной продукции импортные архитектуры (серии ЕС и СМ на основе архитектур IBM и Digital Equipment). Это решение в свою очередь определило растущее технологическое отставание и в производстве, и в применении компьютерной техники в экономике. Что определило неуспех СССР в конкурентной гонке?