Мария Захарова на брифинге по текущим вопросам внешней политики. Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Надо приготовиться к тому, что триллер о покушении в Солсбери будет многосерийным, а по запутанности сюжета намного превзойдет полониевую сагу двенадцатилетней давности. Жизнь не стоит на месте, и Россия за прошедшие годы поднаторела во всякого рода скандальных историях, выработав определенный алгоритм реагирования на обвинения, позволяющий пошагово купировать проблему. И хотя на первый взгляд сегодняшняя реакция России на скандал с «Новичком» кажется иррациональной и неадекватной, на самом деле Кремль действует четко по заранее отработанному «протоколу», выстраивая глубоко эшелонированную политическую оборону, рассчитанную на длительную осаду.

Технология «санации санкций»

За несколько лет Москва обзавелась довольно эффективной технологией «умиротворения» международного общественного мнения после очередного резонансного инцидента, будь то убийство Политковской, Немцова, Магнитского, Литвиненко или атака на «боинг» под Донецком. Если рассматривать реакцию России на каждое из этих событий не изолированно, а в совокупности, то можно выявить систему, состоящую из нескольких базовых элементов.

Декларация об отсутствии мотивов

Что бы ни случилось, Москва начинает с заявления об отсутствии у Кремля мотивов совершать политическое убийство. Политковская не занималась непосредственно перед убийством расследованиями, которые могли существенно угрожать Кремлю. Немцов не пользовался сколько-нибудь значимой популярностью, чтобы составить Путину политическую конкуренцию. О Магнитском вообще никто не знал до его убийства, а вскрытое им преступление якобы было обнаружено следователями еще раньше, но они не успели об этом никому сказать. Литвиненко вообще собирал слухи, которые ничем не могли повредить Кремлю. Ну а «боинг» просто мимо пролетел. Соответственно, в этой логике и о Скрипале давно все забыли в России, отравлять его было ни к чему.