Дмитрий Гудков и Илья Яшин. Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

Москва, лето 2018 года, ночь, прокуренная кухня, разговор обо всем на свете, который сам собой, конечно, сползает в политику, и в какой-то момент звучит главный вопрос: «Ты за Яшина или за Гудкова?» Дальше драка, опрокинутая мебель, разбитое окно, полиция, пятнадцать суток, но вопрос так и останется без ответа – Яшин или Гудков?

Все поводы иронизировать над политиками, у которых нет шансов не только быть избранными, но и даже допущенными к выборам, оставим прокремлевским комментаторам, да и разговоры о бесполезности российских выборов в 2018 году вести тоже, в общем, неловко. Оппозиционный политик – профессия специфическая, а в российских условиях она и так предоставляет слишком мало возможностей для любой самореализации, и было бы странно критиковать или как-то осуждать людей, выбравших для себя эту профессию и ищущих с ней место для себя в российском политическом пространстве на протяжении многих лет. Понятно, что и для Ильи Яшина, и для Дмитрия Гудкова выборы мэра – важный сюжет, важность которого вообще никак не связана ни с перспективой допуска к этим выборам, ни тем более с (несуществующей) перспективой победы на них. Другой вопрос, что для обоих эти выборы, как и вообще вся политическая карьера – элемент их частной биографии, и в этом смысле их предвыборная активность устроена так же, как и активность любого неполитического человека, ищущего работу или делающего карьеру, – можно болеть за этого человека, если он кажется симпатичным, можно относиться к нему равнодушно, но что приходит в голову в последнюю очередь – это считать, что его карьерный успех как-то скажется на ком-то, кроме него.