Ракета в небе над Дамаском, Сирия. Фото: Sana Sana / Reuters

Ночью 14 апреля США, Великобритания и Франция нанесли ракетный удар по Сирии в ответ на применение сирийским режимом, как утверждают союзники, химического оружия против гражданского населения в городе Дума (пригород Дамаска) 7 апреля. Судя по всему, удар обошелся без человеческих жертв и ожидавшегося прямого вооруженного столкновения между Россией и США в формате «нового Карибского кризиса», к счастью, не произошло. Несмотря на жесткую риторику и обещанную Дональдом Трампом «большую цену», которую предстоит заплатить «зверю Асаду» и поддерживающим его России и Ирану; несмотря на обещания начальника Генштаба генерала Герасимова сбивать американские ракеты и даже нанести удар по платформам-носителям (боевым кораблям и самолетам США), если под удары попадут российские военнослужащие, Москва и Вашингтон практически сразу же стали предпринимать шаги по деэскалации и в результате все же смогли вернуться к относительно безопасному для обеих держав ходу событий.

Удар как сообщение

Американский удар выглядит тщательно откалиброванным, четко сопряженным с политической целью – наказать и принудить сирийский режим к отказу от применения химического оружия в любой форме (теперь уже включая имеющий гражданское применение хлор) и продемонстрировать решимость США и союзников добиваться полного соблюдения международной нормы о запрете химоружия. Все три пораженные цели выбраны исключительно из-за своей принадлежности к тайной программе химического оружия: Научно-технический центр под Дамаском, подозреваемый в производстве зарина и работах с другими отравляющими веществами (на него пришелся основной удар – 70 ракет из 105 и полное разрушение), объект хранения зарина и оборудование по его производству к западу от Хомса (полностью уничтожен) и командный пункт по применению химоружия также в провинции Хомс (сильно поврежден). Заявлена готовность к дальнейшему применению силы в случае повторного использования сирийским режимом химоружия, но одновременно с этим послан и сигнал о деэскалации (пока нет новых планов по ударам) и ограниченности целей и задач применения военной силы против Дамаска. Никакого расширения набора целей за счет объектов политического и военного руководства Сирии, что могло означать поворот к операции по смене режима, и чего требовала изначально часть советников Трампа, не случилось.