Каракас. Фото: Adriana Loureiro / Reuters

Не зная подоплеки, интерес России к предстоящим выборам в Венесуэле легко посчитать надуманным. Тем более что их результат заранее известен – почти как в России. Не дожидаясь голосования 20 мая, США заблаговременно объявили «обманом и позором» победу действующего главы государства Николаса Мадуро, грубо нарушавшего все мыслимые демократические процедуры.

Такие вещи обычно провоцируют американских политиков на эмоциональные выступления, особенно если они происходят неподалеку от государственных границ (пускай доктрину Монро в Белом доме считают анахронизмом). Понятен и протест участников последнего саммита Америк, выпустившего декларацию, не признающую легитимность намеченных на воскресенье выборов. Среди подписантов – Бразилия, Колумбия и Гайана, которые непосредственно граничат с Венесуэлой и стремятся избежать перерастания царящего в стране политического хаоса в гуманитарную катастрофу.

Но при чем тут Россия? С какой стати нам принимать близко к сердцу события в латиноамериканской республике?

К сожалению, причины есть. В какой-то момент инвестиции в Венесуэлу по прихоти Кремля стали внешнеэкономическим приоритетом. Миллиарды долларов вкладывались в мирового лидера по доказанным запасам нефти, но одновременно шли на поддержку действующего режима, разоряющего страну. Глава «Роснефти» Игорь Сечин по-прежнему уверен в благонадежности венесуэльского партнера. А в Кремле и МИДе все еще пытаются представить дело как успех международного сотрудничества. Но ситуация развивается по слишком плохому сценарию, чтобы принимать подобные заверения всерьез.