Мартин Шкрели перед заседанием суда. Фото: Amr Alfiky / Reuters

Недавно бывший руководитель фармацевтической компании Turing Мартин Шкрели был отправлен в федеральную тюрьму США. Несколько лет назад он оказался в центре внимания, когда купил права на дараприм – эффективное лекарство для пациентов с ВИЧ, а затем поднял цену в десятки раз. Последовал громкий скандал, главу компании прозвали «самым ненавистным человеком в США». В итоге его арестовали и судили – правда, не за дорогие лекарства, а за обман инвесторов.

Финал этой истории неочевиден. Бизнесмен попал в тюрьму, но его методы – продавать востребованные лекарства по сильно завышенной цене – официально оспорены не были. Компания, которой он руководил, осталась на рынке. Она сменила название на Vyera Pharmaceuticals и продолжает продавать дараприм – по той же самой цене $750 за таблетку (себестоимость препарата незначительна), хотя и обещает скидки для малообеспеченных американцев.

Сам Мартин Шкрели настаивал на том, что лишь следовал принципам капитализма – добивался максимальной прибыли в интересах акционеров. «Так все делают, – заявил он в одном из интервью. – Хотят получить за свой продукт как можно больше».

Тезис об интересах акционеров подробно обосновал нобелевский лауреат, один из идеологов капитализма Милтон Фридман. Аргументы сводились к тому, что руководитель компании не должен думать об интересах общества, потому что это мешает зарабатывать деньги. Благотворительность или социальные программы возможны – но только по личной инициативе и за собственный счет (или же за счет компании, но только если это можно использовать для ее выгоды).

В США эта концепция имеет правовую основу. Еще в 1919 году Верховный суд штата Мичиган, рассматривая дело «Додж против Ford Motor Company», встал на сторону истцов. Акционеры тогда подали в суд на Генри Форда, недовольные тем, что он снижал цены на автомобили, а также инвестировал в расширение производства в ущерб их дивидендам. «Главной целью компании является получение прибыли для акционеров, – постановил суд. – Это, соответственно, является обязанностью ее руководителей. Они могут выбирать, какими методами действовать, но их действия не должны приводить к сокращению прибыли».

Представления об отношениях бизнеса и общества меняются. Однако вопрос, можно ли говорить о пересмотре концепции Фридмана, остается открытым. История Мартина Шкрели – только один из примеров. После массового убийства в школе города Паркленда в начале 2018 года некоторые торговые сети объявили, что ужесточают правила продажи оружия. Но другие, не желая терять покупателей, не последовали их примеру. Можно ли их осуждать? В другом случае компанию Coca-Cola обвинили в том, что ее производство в Индии использует слишком много воды, ухудшая положение местных фермеров. Как она должна была поступить? Компания тогда заявила, что восполняет использованные ресурсы, поддерживая проекты по водоснабжению. Критики настаивают, что этого недостаточно.

В недавнем интервью Business Insider Милтону Фридману ответил другой нобелевский лауреат, профессор экономики Гарвардского университета Оливер Харт. Он считает, что, признавая преимущество интересов акционеров, следует учесть и то, что они могут быть заинтересованы не только в прибыли, но и в решении социальных проблем, которые могут коснуться и их тоже – включая риски, связанные с почти свободной продажей оружия. Как минимум, рассуждает Харт, не следует по умолчанию предполагать, что акционеров интересуют только деньги, а компания должна добиваться прибыли любой ценой.