Владимир Путин делает денежную ставку на проведении первых "Скачек на приз Президента России" на Центральном Московском ипподроме. Фото: Илья Питалев / Коммерсантъ

Владимир Путин, представляя Государственной Думе кандидатуру Дмитрия Медведева на должность премьера, походя объявил войну господству доллара. Он согласился с Геннадием Зюгановым в том, что нужно отказаться от привязки к «ненадежной» и «несправедливой» мировой системе долларовых расчетов. Ничего удивительного в этом нет, современная валютная система действительно слишком зависима от американской денежной единицы и на самом деле не очень справедлива. На этом поприще российский президент точно не первый; и до него мириться с «чрезмерной привилегией» (exorbitant privilege – слова Жискара Д’Эстена, министра финансов Франции при президенте де Голле) отказывались очень многие.

Шарль де Голль в 1965 году затеял массированный обмен эмитированных США наличных долларов на золотые слитки. Хотя атакующая инициатива французского генерала привела к сокращению американского золотого запаса и обрушила Бреттон-Вудский золотодолларовый стандарт, не зря сказано: «бойтесь исполнения своих желаний». Вынужденный отказ президента Никсона от золотого паритета парадоксальным образом только укрепил всемирную власть доллара, с 1971 года не связанного уже никакими «золотыми условностями». На протяжении последней четверти XX века напрасно бросали вызов долларовому первенству японская йена и немецкая марка. Или вот более близкий нам пример – в 2015 году суверенные иранские муллы, устав от многолетних санкций, прекратили безуспешные поиски альтернативы безналичным долларовым расчетам и пошли на ядерную сделку с США и другими ведущими державами.