Хельсинки. Фото: Lehtikuva / Jussi Nukari / Reuters

В послевоенные десятилетия статистика по сердечно-сосудистым заболеваниям в Финляндии была ужасающей. По данным ВОЗ, смертность от них в Северной Карелии, одной из финских провинций, была самой высокой в мире. В 30 раз выше, чем, например, на греческом Крите, а в среднем северокарельский мужчина умирал на 10 лет раньше, чем житель Южной Европы. За решение этой проблемы взялся 26-летний терапевт Пекка Пуска. Он стал главой проекта «Северная Карелия» (в англоязычной литературе: North Karelia Project) – эксперимента, в рамках которого врачи и правительство решили повлиять на то, что граждане ели, пили и как жили.

Пекка Пуска (слева). Фото: North Karelia Project

Программа стала в своем роде новаторской – до нее смерти от болезней сердца воспринимались как кончина «от старости». Государственные системы здравоохранения больше концентрировались на инфекционных заболеваниях, таких как эпидемии гриппа или полиомиелита. Пуска не был знаменитым или гениальным врачом, но он обладал двумя качествами, важными для долгой миссии с неизвестным исходом, – молодостью и энтузиазмом. Как показало время, надежды на него оправдались: спустя два десятилетия смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в Финляндии рухнула на 80%. Журнал Knowable рассказывает об этом проекте, изменившем жизнь финнов.

До Второй мировой войны жители Северной Карелии были по большей части дровосеками, а их рацион состоял из ягод, рыбы и мяса животных, убитых на охоте. После войны в качестве компенсации государство выдало ветеранам участки земли вдоль восточных границ. Не имея сельскохозяйственных навыков, они вырубили деревья (Финляндия активно снабжала лесом остальную Европу) и начали выращивать свиней и коров. Как следствие, рацион местных жителей существенно поменялся: в 1950–1960-х в нем стали преобладать молочные продукты, мясо, животные жиры и соль. Сливочное масло превратилось в незаменимый ингредиент – жареная картошка, хлеб с маслом, жареное на масле мясо, – а овощи начали считаться кормом для животных. В довершение к этому солдаты вернулись домой с новой привычкой: к концу 1970-х более половины мужчин курили; душевные шрамы, оставленные войной, залечивали алкоголем.

Когда в одной точке сошлись несбалансированное питание, курение, пьянство и депрессия, мужчины начали умирать раньше прежнего – и в большинстве своем от сердечно-сосудистых заболеваний. Особенно поразительной оказалась статистика в Северной Карелии близ советско-финляндской границы. В 1969 году смертность от этой причины среди мужчин 35–64 лет составляла 643 человека на 100 тысяч жителей (показатель среди женщин был в 5,6 раза ниже). Властям пришлось срочно принимать меры.