Петр Порошенко и Аркадий Бабченко. Фото: Mykola Lazarenko / Ukrainian Presidential Press Service / Reuters

Сюжет затерт до дыр, сценарий, похоже, вообще еще не дописан, поэтому детали можно опустить и сразу переходить к делу. Аркадий Бабченко в течение суток из супергероя (посмертно) превратился в антигероя (уже пожизненно). Его сравнивают то с Шерлоком Холмсом, то с Томом Сойером. По-моему, если уж идти по этому пути, то надо сравнивать с симпатичным псом из фильма «К-9», которому полицейский-Белуши наговорил много чего хорошего, пока думал, что четвероногий друг мертв. Теперь Бабченко придется выслушать от «коллективного Белуши» много других слов. И то, что было сказано, и то, что будет сказано, скорее всего, будет далеко от правды. Дело, однако, вовсе не в Бабченко, а совсем в другом человеке – продюсере, который пока остается в тени, но на котором лежит основная ответственность за принятие постановочных решений.

«Без альтернатив»

«Без альтернатив», – сказал Бабченко на пресс-конференции, обращаясь заочно к жене, и, думаю, был прав. Точно так же, в общем и целом, он прав, передавая свой несколько «солдатский» привет британской прессе. Хорошо рассуждать об изысках полиграфии тому, кто не закатан в переплет. А Бабченко, судя по всему, был припечатан к стенке предложением, от которого очень трудно отказаться. Это предложение из разряда: «Девочка, ты хочешь, чтобы тебе оторвали голову, или ехать на дачу?» Мог ли он отказаться? В теории – да, на практике – вряд ли. Во-первых, потому, что, когда ты оказываешься в такой ситуации, ты становишься психологически зависим от того, кто занимается спасением твоей жизни. Приблизительно так же, как пациент в тяжелом состоянии зависит от врача. Он может подозревать, что какие-то процедуры избыточны, но, как правило, перевешивает доверие и страх, как бы не вышло хуже. Во-вторых, альтернатив действительно не было. Оснований не доверять информации о том, что его хотят убить, у Бабченко не было – он, собственно, поэтому и уехал из России. К нему приходят люди и говорят: помоги нам, и мы постараемся тебя спасти и потом дадим защиту тебе и твоей семье; или можешь отказаться, но тогда мы не ручаемся. И где здесь свободный выбор для вменяемого человека? Да, от всей затеи пахнет дурновкусием, но обвинять в этом Бабченко бессмысленно, хотя это и не меняет моего отношения к нему как фигуре неоднозначной, чьи взгляды в чем-то для меня неприемлемы. Но одно другого здесь совершенно не касается.

Если уж речь зашла о «К-9» и Белуши, то надо продолжить ассоциацию и сказать, что обвинять в каких-либо ошибках спецслужбы Украины тоже бессмысленно. У них, как и у любых других спецслужб, собачья работа, а также собачья ментальность и собачьи инстинкты. Они должны гнать, держать и рвать до конца, пока зубы не оцепенеют. Кто держал дома собаку, знает, что она будет грызть кости до изнеможения, либо пока не догрызет, либо пока не отберут. Сама она остановиться не сможет. Потому и нужен политический контроль над спецслужбами – чтобы вовремя вынимать кости из пасти. Желание СБУ разыграть полноценный спектакль, довести дело до абсурда и устроить «опера-шоу» совершенно естественно и понятно. У них мозг работает в другом направлении, и расчет далеко идущих последствий собственных действий не является их задачей. Эти вопросы должны занимать того, кто давал добро на эту операцию.