Дональд Трамп и Ким Чен Ын в Сингапуре

Фото: REUTERS/Jonathan Ernst

Первая в истории встреча президентов США и Северной Кореи завершилась на позитивной ноте. Положительным результатом стала договоренность о запуске относительно нормального переговорного процесса о параметрах, сроках, условиях и стимулах решения северокорейской ядерной проблемы. Успех уже в том, что оба лидера посмотрели друг другу в глаза и, вероятно, убедились для себя, что никто не собирается наносить упреждающий ракетно-ядерный удар, по крайней мере пока ведутся переговоры. Саммит зафиксировал возможность отойти от края пропасти и в образовавшейся передышке начать содержательный диалог. Главный результат в оптике саммита, а не в его содержании. Оба лидера хотели шоу для своих целевых аудиторий. Это им удалось.

Иного было сложно ожидать, ведь и Трамп и Ким, в силу разных соображений, публично демонстрировали свою большую личную заинтересованность в проведении встречи. Для Ким Чен Ына это был прорыв международной изоляции и легитимизация его режима уже как де-факто ядерной державы. Для Трампа саммит с Кимом стал бы его первым собственным внешнеполитическим достижением с историческими последствиями, усиливающим его внутриполитические и международные позиции и подчеркивающим преимущества его личностного переговорного стиля. После провального саммита «семерки» в Канаде у Трампа не было других вариантов, кроме как объявить «победой» любой результат встречи с Кимом.

Это заведомо ослабило позиции Трампа, американцам пришлось пойти на беспрецедентные уступки, отказаться от целого ряда принципиальных требований по гарантиями и срокам денуклеаризации Северной Кореи и фактически согласиться на чисто «фотографический» (photo-op) саммит без содержательных переговоров в надежде наверстать и зафиксировать свои требования в ходе последующих экспертных раундов. Сам Трамп накануне встречи в Сингапуре работал на понижение ожиданий, заявив, что «хорошо уже то, что мы хотя бы встретимся и поговорим друг с другом, а там посмотрим». На саммите с Ким Чен Ыном он собирался импровизировать, полагаясь на свой инстинкт переговорщика и способность в течение минуты оценить серьезность намерений партнера. Для этого перед началом переговоров в расширенном составе была специально запланирована 40-минутная встреча лидеров один на один. В целом стратегия Трампа на переговорах была чем-то сродни плану Остапа Бендера на матч одновременной игры в шахматы в Васюках – как известно, Бендер знал только свой первый ход: е2-е4.