Участница митинга против повышения пенсионного возраста в Омске. Фото: Дмитрий Феоктистов / ТАСС

Развитие ситуации с пенсионной реформой говорит о растущем конфликте двух представлений о безопасности. Безопасность экономическая вступила в противоречие с политической, и Кремлю предстоит выбрать какую-то одну – или придумать, как это противоречие разрешить.

Сцилла

Региональные парламенты не спешат высказать свое отношение к повышению пенсионного возраста – они должны прислать в Госдуму официальные отзывы на соответствующие законопроекты к 17 июля. На 8 июля, по данным «Ведомостей», положительные отзывы направили лишь 19 субъектов. РБК писал, что московские депутаты решили не направлять в Госдуму свой отзыв накануне выборов мэра. Возможно, так поступят все регионы, где осенью пройдут выборы. По данным «Коммерсанта», руководство «Единой России» рекомендовало региональному активу избегать тезисов о поддержке партией пенсионной реформы в любых формулировках. Министру труда Максиму Топилину пришлось даже специально комментировать ситуацию: 10 июля он заявил, что положительные отзывы направили власти 61 региона. Возможно, исполнителей на местах стали подгонять.

По данным очередного рейтинга социально-политической устойчивости регионов фонда «Петербургская политика», власти выразили поддержку пенсионной реформы в 27 областях, а в 57 предпочли уклониться от обсуждения законопроекта.

Это совершенно логично: электорат настроен резко против повышения пенсионного возраста. По данным опроса «Левада-центра» (проведен 22–26 июня), 89% опрошенных негативно относятся к повышению возраста выхода на пенсию для мужчин до 65 лет и 90% опрошенных – против повышения пенсионного возраста для женщин до 63 лет. При этом 70% и 73% опрошенных – резко против. За повышение пенсионного возраста – 7–8%.