Владимир Лапин. Фото: личный архив В. Лапина

Для того, чтобы лучше уловить дух современности, иногда стоит посмотреть в прошлое. Журналист Егор Сенников пообщался с историком Владимиром Лапиным – специалистом по военной истории Российской империи, автором исследований о Кавказской и Отечественной войнах и о военных мифах.

Вначале хочу спросить вас о недавних событиях. Несколько недель назад появилась информация о том, что в архивах МВД уничтожают карточки советских заключенных. Что происходит с архивами и стоит ли волноваться из-за подобных новостей?

– Во всем мире историки и архивисты – заклятые друзья, между ними всегда есть конфликт. Просто иногда он протекает в цивилизованных формах, а иногда – нет; здесь очень многое зависит от личных отношений. В России они вообще часто играют особую роль – если у историка с архивистами налажен хороший контакт, то многих проблем ему удастся избежать; если же контакта нет, то положение становится печальным. Общего законодательства по архивам у нас до сих пор нет и все регулируется различными подзаконными актами, инструкциями. И эти постановления, и инструкции несложно обойти – ведь порядок действий остается на усмотрение самого архивиста. В результате исследователи могут оказываться в совершенно неравных условиях.

Но важно понимать, что есть проблемы, связанные исключительно с экономической стороной вопроса. Архив прекрасно может существовать без исследователей; они лишь дополнительная нагрузка на архив – для работы необходимо оборудование читального зала, работа по копированию, расходы на амортизацию… А нужны ли эти расходы архивам? Когда в 1990-е годы я был директором архива, одной из проблем региональных архивов было отсутствие читальных залов, так как их организация влекла за собой множество дополнительных расходов – а где взять деньги? Непонятно.

То есть, скорее всего, нет никаких приказов об уничтожении той или иной информации?

– Я совершенно не уверен в том, что была какая-то директива об уничтожении карточек, спущенная сверху. Скорее дело в комплексе различных внутриархивных проблем, которые решаются за счет ограничения доступа. Это выглядит очень логично – страна закрывается, и естественно, что это касается и всех открытых источников информации. Власть закручивает гайки – и в архивах они тоже закручиваются. Ведь нельзя заранее понять, какая информация может быть получена из документов – архивы ведь не устроены так, что на какой-то полке в папке лежит чистая и абсолютная правда. Поэтому проще закрыть все.