Пожилые люди танцуют в Центральном парке в Новосибирске. Фото: Алескандр Кряжев / РИА Новости

За 25 с лишним лет реформ в России не получилось выстроить пенсионную систему, которая была бы самодостаточной, независимой от федерального бюджета и конъюнктурных решений правительства. Поэтому величина и сам факт выплаты пенсий – по-прежнему ответственность государства. Именно это обстоятельство мешает чиновникам убедить россиян, что повышение пенсионного возраста необходимо.

Встревоженный резким падением рейтингов Кремль пытается разыграть повышение пенсионного возраста как многоходовку: c рассказами по ТВ о счастливых и работоспособных 60-летних мужчинах и женщинах и обсуждением уступок, которые могут быть внесены в окончательный вариант законопроекта.

Но реализации этого плана мешают несколько обстоятельств.

Россияне не верят, что повышение пенсионного возраста – путь к увеличению пенсий (один из предлагаемых пропагандой аргументов «за»). Они знают, что пенсионные баллы, сложное деление пенсий на виды – это лишь способ заплатить меньше. На деле же пенсии индексирует правительство, то есть «как Путин решит – так и будет»: могут повысить, а могут и не повысить. Поэтому российские пенсионеры не мониторят динамику доходов ПФР – не она определяет получаемые ими выплаты. Еще в меньшей степени выплаты определяются стажем и размером взносов в течение трудовой жизни.

Точно так же россияне не верят, что повышению пенсионного возраста нет альтернативы. И не потому, что не читают макроэкономических статей. Просто эти статьи противоречат обыденному опыту, в который включены и квадратные километры собянинской плитки, и особняки чиновников, и огромные расходы на армию и спецслужбы, и мост в Крым (и, возможно, на Сахалин). То, что это «из другого кармана», не имеет значения. В глазах граждан пенсии – это вопрос их двусторонних отношений с государством, без всяких там ПФР.