Фото: Jose Luis Gonzalez / Reuters

«Запоздалой реакцией» на новость о готовящихся санкциях российские аналитики объяснили стремительное пике рубля. В течение сегодняшнего дня нацвалюта подешевела к доллару больше чем на рубль. И последующая динамика курса остается трудно прогнозируемой: отсроченный эффект переговоров американского и российского лидеров в Хельсинки – определенно не тот, на который рассчитывали в Кремле и МИДе – кажется, застал рынки врасплох.

Этим эффектом, напомним, стали сразу несколько законопроектов, предполагающих ужесточение санкций против России. В частности, самый радикальный – подготовленный известным республиканцем Линдси Грэмом и еще тремя сенаторами – предлагает блокировку долларовых расчетов у крупнейших российских банков, включая Сбербанк, ВТБ и ВЭБ, а также запрет на совершение американскими резидентами операций с новым госдолгом РФ.

Принятие документа в таком виде, конечно, вызывает сомнения. Ведь против ограничений работы с тем же госдолгом в свое время возражали в Минфине: в февральском докладе, подготовленном Казначейством США для Конгресса, заявлялась, что запрет на операции с российскими ОФЗ, чреватый самыми серьезными последствиями для банковского сектора страны, «приведет к ответным мерам России против интересов США». Кроме того, сам размер российской экономики и глубина ее интеграции с мировыми рынками вынуждают с большой осторожностью относиться к идее распространить санкции на суверенный долг и деривативы, увещевали финансовые чиновники. Ведь «последствия могут ощутить на себе как российские, так и американские инвесторы».

Но сенаторов это не остановило.