День почитания старших. Токио. Фото: Issei Kato / Reuters

Запад не особенно сильно проникся книгой Линды Грэттон и Эндрю Скотта «The 100-Year Life» («Жить 100 лет») – ее продажи были довольно скромными. Однако в 2016 году она была переведена на японский и стала бестселлером. Ее публикация в самой «стареющей» стране мира (27% населения старше 65 лет, а смертность уже более 10 лет превышает рождаемость) произвела настоящий фурор.

В книге говорится, что все, начиная от самих людей и заканчивая институтами власти, должны готовиться к тому времени, когда до 100 лет будут доживать миллионы людей. В Японии это можно себе представить. Еще полвека назад в стране насчитывалось всего 327 человек, которым исполнилось 100 и более лет. В прошлом году их было уже 67 824 – самое большое количество долгожителей в стране на душу населения.

Япония отнеслась к идее принятия жизни до и после 100 лет, как к комплексной стратегии – подобно тому, как человек в возрасте наконец-то признает, что ему нужны очки и слуховой аппарат, пишет журналист Financial Times Лео Льюис. Страна уже смирилась с негативными последствиями старения своего населения, увеличив расходы на здравоохранение и создав так называемые «города деменции», пятая часть населения которых страдает от снижения когнитивных способностей. Теперь пришло время обратить внимание и на позитивные стороны. В прошлом году потребительские расходы наиболее сильно выросли в возрастной группе 59+. В то время, как молодые японцы экономят, пожилые тратят куда больше на мясо, автомобили, смартфоны и групповой туризм.