Виктор Золотов и Владимир Путин. Фото: Mikhail Klimentyev/ Kremlin / Sputnik / Reuters

Золотов против Навального – это демарш силовиков, солдафонов, военруков, генералов. Представитель целого сословия обещает сделать отбивную из оппозиционера, и когда он произносит свои ругательства, за ним незримо маячит целая социальная группа дуболомов в погонах, чьим представителем и выразителем интересов он является. Так?

Нет. К Алексею Навальному на самом деле обращается генерал того типа, которому самому постоянно нужно тратить ощутимые усилия, чтобы доказать состоятельность своего генеральского статуса, и, откровенно говоря, это еще вопрос, для кого из них двоих генеральский или офицерский язык более родной – для Навального, выросшего в настоящих гарнизонах, или для вот этого профессионального бодигарда, телохранителя, чье генеральство стало результатом не собственной честной карьеры, а служебного роста тех, кого он охранял. Не повезло бы, не выпал бы счастливый билет – руководил бы сейчас каким-нибудь ЧОПом в Петербурге, был бы, наверное, даже уважаемым человеком, но быть уважаемым – это одно, и совсем другое – носить те же погоны, которые у его собственных подчиненных заработаны годами реальной службы, когда сначала лейтенант, потом старший лейтенант, потом капитан и так далее. Любой полковник или подполковник Росгвардии, даже если он на торжественных церемониях подобострастно улыбается своему нынешнему начальнику Золотову, в глубине души понимает, что погоны этого генерала армии дешевле любых полковничьих или даже майорских, потому что обычный майор зарабатывал их, скорее всего, в Чечне времен второй войны, а этот подтянутый мужчина – в те же годы на кремлевском и новоогаревском паркете. И чтобы разговаривать с Навальным на правах генерала, Золотову нужно сначала самому доказать свое генеральство собственным подчиненным, которых он, как крепостных, в прошлом году в аппаратной, то есть тоже паркетной схватке отвоевал у министра Колокольцева.