Во время маневров "Восток-2018". Фото: Владимир Гердо / ТАСС

Во время маневров "Восток-2018". Фото: Владимир Гердо / ТАСС

«Несовременная Россия» экономиста и публициста Владислава Иноземцева (вышла в издательстве «Альпина Паблишер») исследует, описывает, оценивает, но прежде всего эта книга – отрезвляет. На большом массиве статданных автор доказывает тупиковость курса, выбранного для страны ее нынешним руководством. Не слишком свежая мысль, скажете вы. Однако если дьявол и вправду в деталях, то мрачный анализ Иноземцева подкреплен ими в полной мере. Вдумчивое сопоставление динамики национального развития с мировой выявляет растущую пропасть, отделяющую страну уже не только от развитых, но и от развивающихся государств. «Власти изобретают все более изощренные аргументы в пользу сделанного ими выбора, парализуя у своих сограждан ту способность к критической рефлексии, которая становится в мире XXI века самым важным качеством человека», – отмечает автор. «Несовременная Россия» – уверенная попытка пробудить в читателе это ценное свойство, которое, будем надеяться, в той или иной степени присуще каждому из нас.

Положение России как державы «второго мира» определяется ее слабостью практически во всем, что сегодня ценится в международных делах. Российская Федерация остается крупнейшим в мире государством по размеру территории, и, вероятно, самой богатой природными ресурсами страной. Однако территория сейчас скорее «обязательство», чем актив, так как требует развития, а оно – денег. Спрос на сырье будет всегда – но при этом Россия остается зависимой от цен на него, которые пока складываются практически без ее участия (хотя в последнее время мы видим активные попытки РФ принять участие в их регулировании посредством присоединения к картельным соглашениям стран – членов ОПЕК). По наследству от СССР стране достался крупнейший в мире ядерный арсенал и место постоянного члена в Совете Безопасности ООН – но практика показывает, что важные решения в мире можно принимать и без санкции Совбеза, а ядерное оружие способно образумить агрессора, но вряд ли может быть применено (а если может, то только один раз – и итогом окажется тот «мир без России», который не вызывает в Кремле энтузиазма). Собственно, на этом наши «козыри» исчерпываются.

При этом стоит отметить, что россиян мало: 44,9% от числа американцев, 29,1% – от европейцев (33,6%, если не считать Великобританию) и всего 10,6% от числа китайцев. Доля России в населении Земли – всего 1,93% (и этот показатель снизился с 5,2% в 1913 году). Экономически мы также не выглядим слишком впечатляюще: ВВП РФ составил в прошлом [2017-м] году 92,09 трлн руб., или $1,58 трлн по текущему обменному курсу валют (я беру этот показатель, так как можно доказывать самим себе, что мы намного богаче, но для действий на международной арене нужны инвестиции в долларах, а не в «учетных рублях»), что не превышает 2,0% глобального показателя и находится ниже цифр 1913 года (5,03%). Мы крайне блекло смотримся по показателям экспорта готовых промышленных изделий (к ним по международным классификациям можно отнести только 16–17% вывозимых из страны товаров), и Россия в этом ряду немного отстает от… Словакии. По высокотехнологичному экспорту ($9,84 млрд в 2014 году) мы более чем втрое отстаем от в прошлом нищего Вьетнама ($30,86 млрд), от Сингапура – почти в 14 раз ($137,4 млрд), а от Китая ($558,6 млрд) – в 57 раз. В 2016 году Россия впервые экспортировала нефти и газа меньше (на $107,9 млрд), чем Китай – одних лишь мобильных телефонов (на $116,1 млрд). Россия «проваливается» в международных индексах цитирования и патентования – и пока нисходящий тренд устойчив. Совокупные прямые инвестиции российских компаний за рубеж составляли в 2013 году $439 млрд – около 16% от китайских и менее 3,5% от европейских.