Фото: elen aivali / Unsplash.com

Фото: elen aivali / Unsplash.com

25 февраля 2009 года в Берлине произошло громкое преступление. Трое грабителей в масках через крышу проникли в магазин предметов роскоши Kaufhaus Des Westens, взломали витрины, забрали дорогие часы и украшения на €5 млн, а затем скрылись.

Полиции повезло – один из грабителей обронил перчатку, на которой оказались следы ДНК. Когда ее проверили по базе данных, выяснилось, что она соответствует образцам братьев-близнецов Хасана и Аббаса. Подозреваемых, которые раньше уже попадались на кражах и мошенничестве, задержали.

Но затем возникли сложности. Других очевидных улик, которые доказали бы их вину, у полиции не было. А поскольку ДНК близнецов практически идентична (чтобы попытаться найти различия, могут понадобиться сложные и дорогие анализы), неясно было, кому предъявлять обвинения – Хасану или Аббасу. «По найденным доказательствам мы можем заключить, что по крайней мере один из братьев участвовал в грабеже, – констатировал суд, разбиравший дело. – Но мы не можем сказать, кто именно».

Сами близнецы отказались давать показания. В итоге суд был вынужден их отпустить. Как сообщалось, они заявили, что «гордятся тем, что живут в правовом государстве».

Такие случаи довольно редки, но остаются проблемой для полиции и судов. Как отмечает канадский юрист по уголовным делам, преподаватель права Йоркского университета Рикардо Федерико, они напоминают, что ДНК – не универсальный инструмент, который может доказать чью-то вину или невиновность. «Научные методы при расследовании не гарантируют отсутствие ошибок. А здесь сложности очевидны с самого начала, – говорит он. – Мы не можем просто гадать. Нельзя привести в суд близнецов с одинаковой ДНК и сказать присяжным: выбирайте, кто из них преступник».