Кадр из фильма «Семнадцать мгновений весны». Фото: Киностудия имени М. Горького

Кадр из фильма «Семнадцать мгновений весны». Фото: Киностудия имени М. Горького

«По нашим сведениям, в Швеции и Швейцарии появлялись высшие офицеры службы безопасности СД и СС, которые искали выход на резидентуру союзников. В частности, в Берне люди СД пытались установить контакт с работниками Аллена Даллеса. Вам необходимо выяснить, являются ли эти попытки контактов: 1) дезинформацией; 2) личной инициативой высших офицеров СД; 3) выполнением задания центра. В случае, если эти сотрудники СД и СС выполняют задание Берлина, необходимо выяснить, кто послал их с этим заданием». С этой шифровки Алекса Юстасу весной 1945 года начались «17 мгновений…» Штирлица.

В реальности пункт 1 (дезинформация) в этой шифровке был бы избыточным. Юлиан Семенов в романе не раскрывает источник «наших сведений», но в жизни информация о контактах была стопроцентно надежной: Москва получила ее непосредственно от союзников.

Вольф выходит на контакт

25 февраля в Берне к майору швейцарской разведки Максу Вайбелю обратился камергер папы римского с сообщением, что Карл Вольф, командующий войсками СС группы армий «Ц», готов начать с союзниками переговоры о капитуляции немцев в Северной Италии. Поскольку Вайбель по долгу службы знал своих коллег на подведомственной территории, ему не составило труда свести Вольфа с Алленом Даллесом, резидентом американской разведки в Швейцарии.

Без выстрела вывести из войны целую группу армий – такой шанс разведчику выпадает раз в жизни, и немудрено, что Даллес за него ухватился. Мотивы Вольфа тоже были прозрачны: война проиграна, пора думать о спасении собственной шеи от петли. Капитуляция немцев в Италии была и в интересах швейцарцев, иначе отступающие под натиском союзников части вермахта могли хлынуть через швейцарскую границу, возись потом с их разоружением и интернированием.