Александр Петриков специально для «Кашина»

Противники «умного голосования» пугают сталинистами, за которых придется голосовать, упрекают Алексея Навального в непоследовательности и сливе протеста (вот это все – ради чего было, ради голосования за кандидатов от КПРФ?), предлагают какую-то другую тактику (выделяется Михаил Ходорковский с призывами к порче бюллетеней) или просто высказываются в маниловском духе, что лучше бы добиться освобождения тех, кто сидит, и допуска тех, кого не допустили.

Глупо, наверное, возмущаться по поводу лицемерия в политике, но все-таки стоит заметить – и про сталинистов, и про непоследовательность, и про другую тактику, – это именно лицемерие, потому что за каждым таким аргументом на самом деле стоит прежде всего неприятие Алексея Навального как такового; то есть возьмите любого комментатора, который выступает сейчас против «умного голосования», и представьте себе, что Навальный на мосгордумовских выборах призывал бы, например, к активному бойкоту – можно уверенно предположить, что эти же самые комментаторы так же эмоционально доказывали бы, что нет ничего хуже бойкота, и что нужна какая-то другая тактика. Это касается и тех, кто работает по кремлевскому или собянинскому заказу, и тех, кто живет по программе внутривидовой борьбы оппозиционеров. И именно поэтому все аргументы против «умного голосования» звучат неубедительно – а аргументы за эту тактику, наоборот, убедительны вполне, потому что за ними стоит жесткая и испытанная временем (лишние люди за эти годы отсеялись) эмоциональная и глубоко личная привязанность к лидеру. Эта привязанность всегда будет сильнее лицемерной критики.