Митинг на проспекте Сахарова в Москве, 10 августа 2019 года. Фото: Tatyana Makeyeva / Reuters

Митинг на проспекте Сахарова в Москве, 10 августа 2019 года. Фото: Tatyana Makeyeva / Reuters

Подкаст «А это законно?» об электоральной коррупции, расшифровку которого мы публикуем с небольшими сокращениями, вышел 6 августа.

Всем привет. Это Глеб Гавриш, и это подкаст «Трансперенси Интернешнл – Россия» «А это законно?». Сегодня мы говорим о выборах в Мосгордуму и электоральной коррупции. К нам пришли член совета движения «Голос» Станислав Андрейчук и директор центра антикоррупционной политики партии «Яблоко» Алексей Карнаухов.

Проскользнула такая новость, что МВД отказалось платить сверхурочные полицейским, которые в выходной день вышли разгонять митинг 27-го числа. И вроде как они недовольны. Источник там, скажем так, сомнительный. Но хотелось бы поговорить и задать вам вопрос. Давайте посчитаем и можно ли посчитать, сколько гражданам – москвичам и не только – стоит то, что их разгоняет полиция. То, что ОМОН выходит, применяет спецсредства – вот во сколько это все обходится, вот в один день.

А.К.: Трудно оценить, конечно, расходы, тем более в один день. Это интересный вопрос. Наверное, чтобы его посчитать, нужно учитывать, что в принципе в России статья «Национальная безопасность» (внутренняя безопасность) – она обходится дороже всего. И она превалирует над всеми остальными статьями бюджета. И в принципе силовые расходы – на силовиков, на армию, на оборону. И это характерно для современной политической обстановки в России, мне кажется, потому что власти нужно вкладывать очень много средств, очень много усилий, чтобы просто заставлять людей делать то, что они считают нужным. Они вкладывают огромные деньги в пропаганду, для того, чтобы информационно обрабатывать людей, и для того, чтобы на улицах непосредственно нас разгонять, когда мы выходим отстаивать свои права. То есть это очень большие расходы все-таки. И они бессмысленно большие, потому что это не несет никакого положительного эффекта для общества, для развития, для экономики.

Г.Г.: Да, наверное, то, что кого-то побили дубинками – это для экономики не очень полезно. Ты просто сказал по поводу, скажем так, поддержки в СМИ, и «Голос» выпустил вчера как раз, если я не ошибаюсь, доклад о том, как власть раскручивала административным ресурсом некоторых кандидатов. Еще до того, как все эти события начались.

С.А.: Мои коллеги изучали то, как окружные разные газеты – знаете, у нас в Москве есть в каждом округе своя газета, которая выпускается за бюджетный счет, из бюджета Москвы – за январь-июнь потратили миллионов 200 на издание этих газет. То есть это такая достаточно серьезная цифра, сопоставимая с цифрой на пиар целого региона какого-нибудь среднестатистического. И в этих газетах активно пиарили будущих кандидатов в депутаты из так называемого списка мэрии. Мои коллеги посчитали, что, скажем, та же Валерия Касамара, которая не сходит у нас с полос газет, по популярности или антипопулярности сопоставима с теми, кого задержали. Из 17 выпусков газет, которые вышли в центральном административном округе за весну-начало лета, она была в 12-ти. И это было не просто упоминание – какие-то большие статьи. Понятно, что вот такой активный пиар будущих кандидатов направлен на повышение их узнаваемости прежде всего. Это, конечно, вклад администрации в их раскрутку и в попытку будущей победы.

Г.Г.: А вот на этих бумажках или газетах было указано, что это это как-то связано с выборами? Или это просто рассказ о прекрасном человеке?

С.А.: Да нет, конечно. Это же такой способ обойти избирательное законодательство, потому что избирательная кампания еще официально не началась. Никакие ограничения на избирательную кампанию не действуют, хотя любой здравомыслящий человек понимает, когда смотрит на эти данные, эти цифры, что это вложение бюджетных денег, то есть денег налогоплательщиков. Не только москвичей, кстати. Надо понимать, что в бюджете Москвы есть и часть денег, пришедшая явно не из Москвы. Просто налогоплательщики крупные здесь. Вот эти 200 млн рублей были потрачены на то, чтобы пропиарить будущих кандидатов, которые на тот момент еще кандидатами не были. Нигде не было написано, что это кандидаты. Это могли быть какие-нибудь врачи, которые вели колонки о том, как надо правильно питаться, условно говоря. Но врачи были совершенно конкретные, которые потом пошли на выборы и были зарегистрированы в качестве кандидатов.

Г.Г.: А те люди, которые, скажем так, оппозиционны к власти, у них не было шансов даже получить такую поддержку да? То есть они соблюдали законодательство и их не пиарили.