Директор ФСБ Александр Бортников и секретарь Совбеза Николай Патрушев

Директор ФСБ Александр Бортников и секретарь Совбеза Николай Патрушев

Kremlin.ru

Это становится почти рутиной. Каждая неделя приносит хотя бы одну скандальную новость о грязных деньгах из России, обнаруженных на счетах или в проводках очередного западного банка. На прошлой неделе упоминался шведский Swedbank. Ранее был датский Danske Bank. А в минувшую среду телеканал SVT поделился с общественностью обоснованными подозрениями в том, что более сотни клиентов шведского банка SEB могли отмывать выведенные из РФ деньги через его подразделение в Эстонии и других странах Балтии.

Многолетний режим антироссийских санкций плюс российская коррупция, масштаб которой давно не вызывает иллюзий у Запада, – все это сужает географию финансовых операций россиян, не готовых раскрывать источники своих доходов. «Российские деньги гораздо более токсичны сейчас, и это ощущается», – весной этого года рассказывал The Bell Сергей Гуриев, тогда еще главный экономист ЕБРР (чуть ранее в интервью «Ведомостям» Гуриев признавал, что «Россия гораздо более коррумпирована, чем можно было ожидать, учитывая ее уровень развития и тем более уровень образования»). После решительных мер, принятых в отношении российских капиталов, – в частности, официальным Лондоном – нетрудно предположить, что больше грязных денег теперь оседает в стране их происхождения. Но где именно? За неимением особых вариантов ответ на этот вопрос лежит на поверхности – в недвижимости.

«В Москве по-прежнему слишком много коррупционного капитала, который приходится пристраивать, – рассказывал мне пару лет назад знакомый девелопер. – Люди порой не могут его рассовать по банковским ячейкам и покупают недвижимость. Я сам живу в доме на Патриарших, в котором два десятка квартир. В одной владельцы сделали ремонт, но так туда и не переехали. В остальных – пустота. Когда я пришел на собрание жильцов, жильцов не оказалось. Я был один».

На покупку элитного и премиального жилья в столице в 2019 году будут потрачены рекордные за последние пять лет 82 млрд рублей, спрогнозировали на днях эксперты Knight Frank. Для сравнения: в 2017-м аналогичный показатель равнялся 77 млрд рублей. Интересно, что в элитное московское жилье вкладывается не только российская элита, но и, например, сирийская. Как сообщила в минувший понедельник газета Financial Times со ссылкой на документы, полученные антикоррупционной группой Global Witness, родственники и приближенные президента Сирии Башара Асада с 2013 по 2019 годы приобрели по меньшей мере 20 квартир в небоскребах «Москва-Сити» на $40 млн. Как мы видим, планы мирного сотрудничества и союзнических инвестиций, о которых так много говорилось властями обеих стран, активно воплощаются в жизнь. В свежих Хрониках госкапитализма:

Госуправление. «Системы могут общаться друг с другом практически без помощи человека»