Фото: pxhere.com

Фото: pxhere.com

«Общий стол» – ключевая метафора бестселлера немецкого социолога Аладина Эль-Мафаалани «Парадокс интеграции. Почему успешная адаптация мигрантов приводит к новым конфликтам» (по-русски книга выходит феврале в издательстве Новое литературное обозрение). Автор последовательно проводит эту метафору для описания процессов интеграции «чужаков» в современном открытом обществе:

Мигранты первого поколения обычно скромны, прилежны и не претендуют на равное с коренным населением место и участие… Сидят они обычно не за общим столом, а на полу или за отдельным столиком. Они радуются, что вообще могут тут находиться, и в общем никаких претензий не предъявляют… Их дети начинают усаживаться за стол, они во многом уже интегрированы: говорят по-немецки, другой родины, кроме Германии, у них нет, и они уже считают себя частью целого.

Неважно, как мы трактуем понятие «интеграция», в данном случае она происходит. И именно из-за этого повышается конфликтный потенциал. Потому что народу за столом стало больше и каждому хочется занять место получше, получить от общего пирога кусок пожирнее…

Внуки идут еще дальше. Просто сидеть за общим столом и получать кусок от пирога им уже недостаточно. Они хотят участвовать в решении, какой пирог подавать на стол. И они хотят менять правила поведения за столом, которые были приняты задолго до их рождения…

Книга Эль-Мафаалани, профессора социологии Университета Оснабрюка, написана в основном на материале Германии, но автор привлекает также примеры из самых разных стран и регионов – от Канады до Восточной Европы. Он категорически не согласен с тем, что западные общества «трещат по швам», капитулируя под напором чуждых культур и норм поведения (эту идею особенно часто выдвигают на крайне правом политическом фланге); Эль-Мафаалани с оптимизмом смотрит в будущее, считая конфликты и трения не признаком кризиса, и даже не неизбежной «болезнью роста», а эффективным мотором интеграции. Цитата из авторского предисловия:

Расколотость означает, что некогда единое теперь разорвано. Но ведь прежде общество было гораздо более расколотым. Границы, разделяющие людей по гендерному признаку, цвету кожи, происхождению, стираются. Сегодня мы ведем дискуссии о том, есть ли вообще смысл в таком делении. То есть речь, без сомнения, идет о сращивании. Раскол же в обществе проходит по линии: в том или ином направлении движется сращивание. Это безусловно серьезный вопрос, но совершенно иного толка.

Впрочем, конфликты вокруг адаптации новых мигрантов – лишь одна из линий напряжения. Есть семьи и общины, которые на протяжении поколений культивируют «отдельность» и «особость», ставя под сомнение ключевые нормы общества, в котором живут, и сопротивляясь интеграции. Это касается в том числе некоторой части мусульманской диаспоры в Европе. По мнению автора книги, эта позиция во многом вынужденная и представляет собой лишь ответ на последовательную дискриминацию.

С любезного разрешения издательства публикуем с незначительными сокращениями главу «Ислам в открытом обществе», в которой обсуждается эта взрывоопасная тема.