Памятник на Лубянской площади перед демонтажом 22 августа 1991 года. Фото: wikipedia.org

Памятник на Лубянской площади перед демонтажом 22 августа 1991 года. Фото: wikipedia.org

Второй день завсегдатаи ток-шоу на государственных телеканалах – ну, по крайней мере, те из них которые сохранили навык членораздельной речи, такие все еще попадаются, – чехвостят судью Конституционного суда Константина Арановского, который рискнул сказать, что Россия «заменяет на своей территории государство, незаконно однажды созданное, что и обязывает ее считаться с последствиями его деятельности, включая политические репрессии». И добавившего, что РФ не должна выступать в качестве правопреемницы «репрессивно-террористических деяний» советских вождей.

Ну, патриоты, конечно, обиделись, кудахчут: «Хотим считаться наследниками репрессий! Смерть врагам народа! Долой троцкистско-бухаринское охвостье!» Демонстрируют, в общем, старательно, что даже и остатки навыка членораздельной речи – не обязательно еще признак наличия интеллекта.

Даже Дмитрий Песков с опровержением выступил: нет, мол, мы – наследники! Ну, конечно вы наследники, по делам вашим вас узнаем.

Записывать зверства исчезнувшего, по счастью, государства нынешнему государству в актив – позиция, конечно, такая же дикая, как и любители нынешнего государства. Но ведь и просто отмахнуться от этой опухоли просто так уже не получится. России будущего – интересно почему-то рассуждать про Россию будущего, особенно теперь, когда Россия настоящего делает все, чтобы будущего не случилось, – придется еще раз разбираться с собственным прошлым. И с кровавым ХХ веком, и с нашими временами, умеренно, конечно, кровавыми, но уже не совсем травоядными.

Есть, между прочим, прямая связь между спокойным, ровным, иногда даже нежным отношением к палачам из ХХ века, которое Россия постепенно усвоила, и тем, что здесь в итоге выросло. Суровая корпорация, которая, имея возможность придумать себе любую историю, выбрать любых предшественников и любые памятные даты, днем профессионального праздника сделала день, когда Феликс Дзержинский учредил ВЧК, и вцепилась в слово «чекист» как в главную свою ценность, рано или поздно должна была начать пытать людей ради фабрикации уголовных дел. Это, извините, неизбежно и даже естественно.

С этим в далеком, воображаемом и почти невозможном «потом» придется разбираться.

Палач в петле

Я обо всем об этом задумался, листая фотографии с акции перед зданием ФСБ в Москве 14 февраля. Несколько сотен людей стояли тогда в очереди на пикеты, чтобы показать, что они против пыток. Что они есть и в открытую заявить об этом не боятся.

Там, на фотографиях, среди прочих – юная совсем девушка с плакатом «Здесь будет сад». Красивое и смелое обещание, обращенное к обитателям самого страшного здания страны. К настоящим хозяевам страны. К тем, перед кем положено трепетать теперь. Ну, вот, собственно, об этом и хочется поговорить. А начнем издалека.