Кадр из агитационного ролика «Почему поправки к Конституции России — это важно». Фото: youtube.com

Кадр из агитационного ролика «Почему поправки к Конституции России — это важно». Фото: youtube.com

Одна из предлагаемых поправок к Конституции РФ закрепляет защиту брака как союза мужчины и женщины. Проблема же заключается в противоречии между уже существующим запретом однополых браков и всячески декларируемой – на самых разных уровнях – защитой прав человека, в частности, защитой ЛГБТ-людей от дискриминации. Лавировать между этими взаимоисключающими подходами сложно и совершенно бессмысленно, а значит, даже после одобрения поправок мы столкнемся с качественно новым витком дискуссии об однополых браках и, возможно, ростом толерантных настроений в обществе.

Агитационный видеоролик об усыновлении геями ребенка в России 2035 года наделал много шума. Кто-то из комментаторов беспокоился о том, что дети из одной однополой семьи (няня и няня в детдоме) попадут в другую (папа и папа). Кто-то – об отсутствии в России будущего дорог, автомобилей отечественного производства, отремонтированных зданий и детских площадок (и о наличии детдомов).

Некоторые СМИ сочли необходимым в преддверии голосования по поправкам к Конституции разыграть гей-карту и начали массово тиражировать статьи об угрозах ЛГБТ-семей. Однако гетеросексуальных родителей беспокоит, скорее, не весьма призрачная угроза однополого усыновления, а вполне реальная семейная политика российского государства, которая в идеале должна работать на защиту детства, материнства и отцовства.

Достигает ли она своих целей? Четверть российских детей живет за чертой бедности, почти на 30% выросло число преступлений, совершенных внутри семьи в отношении детей. Уполномоченная по правам ребенка в своем докладе говорит о внушительном числе преступлений, совершаемых гетеросексуальными родителями против своих же детей. Какие меры предлагает Анна Кузнецова? Ограничить в финансировании клиники, проводящие аборты. Это явно уменьшит уровень насилия в семье.

Ничего, кроме морализаторства, в этой сфере в ближайшие годы не предвидится. Основополагающий документ – Концепция семейной политики до 2025 года – в большей степени про ценности, чем про материальную поддержку. Во-первых, бюджет этой сферы не представляет большого интереса для вмешательства. Во-вторых, одно из свойств российской политики – это, по словам социолога Симона Кордонского, жизнь угрозами. Регулирование этой сферы (или хотя бы перераспределение бюджетов для ее регулирования) может произойти, только если сконструирован образ врага. Для победы над которым обязательно нужны большие государственные деньги. И он успешно сконструирован.

Политика «традиционных ценностей» не могла не найти отражения в Основном законе. Согласно поправкам к Конституции РФ, дети становятся чуть ли не собственностью государства (ст. 67.1), если точнее – «приоритетом государственной политики». Также государство «берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения».

Что это значит? Дети – это новая нефть? Последует ли за этим создание «Росдетства» или государственной программы «из детдома – в армию»? Как будет распоряжаться государство полученным ресурсом? Дмитрий Медведев, будучи отцом почти совершеннолетнего мальчика, еще в 2011 году позволил школьникам получать отсрочку от армии для поступления в вуз. Что станет с призывниками, если у нового президента не будет медведевского чувства отцовства? Зачем вообще государство, которое не может рожать, обзаводится детьми?

Эти вопросы отсылают к дискуссии об усыновлении детей гей-семьями, основной посыл которой: «не можешь родить – не усыновляй!» Ее педалируют некоторые медиа-ресурсы, даже не удосужившись разобраться в самой сути понятия однополого усыновления и удочерения.