Кадр из фильма "Говорит Трумен Капоте"

Кадр из фильма "Говорит Трумен Капоте"

Beat Film Festival

Роль светского льва и острослова возникает в жизни Капоте примерно с 1950-х. Уже в статусе известного писателя он знакомится с элитой американского и европейского общества, постепенно почти заменяя писательство на тусовки в компании Жаклин Кеннеди и ее сестры Ли Радзивилл, Бейб Палей, Мареллы Аньелли и других столь же богатых женщин, которых он называл своими «лебедушками» (My Swans). В фильм включены как аудиозаписи коротких интервью и комментарии «лебедушек», так и друзей Капоте. Из них можно узнать, например, что союз не всем казался органичным – один из товарищей писателя прямо говорит, что Трумена звали на лодки, ожидая взамен, что тот будет развлекать хозяек светскими байками и сплетнями. То есть не столько как друга, сколько в обмен на услугу. Вряд ли Капоте был столь наивен, чтобы не понимать этого. Но, вероятно, до определенного момента игра по неписанным правилам устаивала всех участников.

Все изменилось в тот момент, когда Капоте опубликовал первые отрывки будущей книги. Приступив к написанию «Услышанных молитв», Капоте мечтал создать памятник эпохи. Он видел себя новым Марселем Прустом, а свой роман – новым «В поисках утраченного времени». Однако вместо памятника получилось то, что получилось. Оказалось, что Капоте долгие годы записывал приватные разговоры своих подруг, большая часть из которых заключалась в злословии о других или содержала личные тайны.

Кадр из фильма «Говорит Трумен Капоте“

Beat Film Festival