Фото: Tan Danh / Pexels

Фото: Tan Danh / Pexels

В 2019 году на онлайн-платформе Change.org появилась петиция с требованием запретить продвижение документального фильма «Я педофил» на Amazon и других стриминговых сервисах. Автор петиции посчитал, что некорректно выставлять сексуальное влечение к детям психическим расстройством – по ее словам, такая трактовка может привести к нормализации педофилии в массовом сознании. Страницы фильма на Amazon и IMDb говорят сами за себя – они полны разгромных рецензий возмущенных родителей, а рейтинг колеблется от 1,4 до 3 баллов. Негативная реакция вызвана совсем не качеством 50-минутного докьюментари – она является частью более важного и масштабного спора о том, чем считать педофилию: болезнью разума, биологическим отклонением или преступным проявлением злой воли.

За три года до сетевой премьеры фильма ту же тему затронул архиепископ Дурбана (ЮАР) Уилфрид Фокс Напье, и его комментарий вызвал еще больший резонанс – католик сочувствовал педофилам и объяснял их наклонности попаданием в порочный круг: абьюзерами становятся те, кто сам в детстве пережил насилие. Уверенность в этом привела Напье к выводу, что подобным субъектам скорее необходимо лечение, нежели наказание. «Не говорите мне, что эти люди несут ответственность, как те, кто сознательно решил совершить преступление, – сказал священник. – Не думаю, что можно наказывать человека за то, что ему самому навредили».

Той же точки зрения придерживаются некоторые врачи – например, Фред Берлин, профессор департамента психиатрии и поведенческих наук в школе медицины Университета Джонса Хопкинса: «Одна из главных проблем в том, что люди не воспринимают это состояние как психическое расстройство. Они совершенно справедливо беспокоятся о безопасности детей, но из-за этого сразу же стигматизируют тех, кого привлекают дети, и часто даже не признают, что это тоже люди. Им необходима помощь. По моему мнению, их нельзя считать пациентами второго сорта».

Снятие табу с темы педофилии и любые попытки подойти к ней как-то иначе, кроме как с осуждением, противоречат моральным устоям большинства людей. Однако однозначно негативный подход тоже имеет недостатки: он сводится исключительно к реакции на преступления против детей, но почти не оставляет шансов на предотвращение трагедии. Некоторые медики пытаются понять педофилию с точки зрения психологии и разработать терапию, чтобы потенциальные растлители никогда не совершили противоправных действий. Вопрос в том, возможно ли это.