Женщина во время голосования на выборах губернатора Ленинградской области. Фото: Dmitri Lovetsky / AP / ТАСС

Женщина во время голосования на выборах губернатора Ленинградской области. Фото: Dmitri Lovetsky / AP / ТАСС

Каждый единый день голосования в России для оппозиции – день большого разочарования и маленького повода для оптимизма. Вроде бы никто ничего никому не обещал – а с другой стороны, обещали же! Элла Памфилова обещала отменить муниципальный фильтр, например, и бороться с нарушениями. Но это технические детали. А вот Владимир Путин обещал перемены в более глобальном смысле: «В нашем обществе четко обозначился запрос на перемены, – говорил он буквально в январе. – Люди хотят развития и сами стремятся двигаться вперед в профессии, знаниях, в достижении благополучия, готовы брать на себя ответственность за конкретные дела».

Наверное, мы его не совсем правильно поняли. Слишком буквально. Подумали, что если в стране и начнут перемены, так, конечно же, с политики, потому что без этого какое развитие. Вот прямо с ближайших выборов и начнут. После карантинных мучений, на фоне протестов – самый подходящий момент для того, чтобы подтвердить путинский тезис. Сейчас президент отменит муниципальный фильтр, запретит подделывать протоколы и тогда сразу увидит, как все в стране хотят перемен и готовы к ответственности. И скажет: «Черт возьми, я снова оказался прав».

Но все перемены тщательно продуманы властью. Конституцию, например, поменяли. Все для людей. Это и был «запрос». А выборы – не инструмент перемен, они прошли как всегда. С недопуском «неправильных» кандидатов и обысками у муниципальных кандидатов.

С губернаторскими выборами, допустим, все более или менее ясно. Ошибок 2018 года Кремль повторять не намерен, что бы там народ себе не думал по поводу происходящего. Этот уровень выборов вообще как бы выведен из собственно политической жизни, превращен в технологический процесс.