Фото: WWF России

Фото: WWF России

Алексей Книжников, руководитель программы по экологической ответственности бизнеса WWF России, рассказал Republic о самой правдоподобной версии экологической катастрофы, произошедшей на Камчатке. А также о том, сколько времени потребуется на восстановление экосистемы Авачинского залива и насколько сильно экологам помогли гражданское общество и кампания в соцсетях.

– Какие сейчас есть версии произошедшего в Авачинском заливе? Какая из них самая правдоподобная?

– Мы с каждым днем склоняемся все больше к тому, что речь идет о техногенном воздействии, и это высокотоксичное загрязняющее вещество 1-го класса опасности, которое способно быстро растворяться в воде. Набор воздействий на биоту и людей склоняет нас к этой версии.

Версия разлива нефтепродуктов уже отметена, в том числе и после анализа космических снимков, который мы сегодня сделали, – там ничего существенного в сентябре не разливалось. Версию сейсмической активности и ее возможных последствий отверг камчатский Институт вулканологии. Версия естественных токсинов, водорослей, которую предложил академик Адрианов, вызывает массу вопросов у специалистов. Даже если предположить такое массовое цветение водорослей – чего не наблюдается по нашим картинкам – то все равно это относится к поверхностному слою воды и не объясняет глубинные процессы. Потому что пораженными оказались животные и растения как раз донных сообществ.

WWF России

Поэтому все идет к тому, что это высокотоксичное вещество. Конечно, остается вопрос о его источнике. Пока не очень понятно, как такие большие объемы отравляющего вещества могли туда попасть. Мы сейчас ждем результаты анализа проб, которые привезли в Москву с Камчатки 4 октября. Часть из них была доставлена депутатом Яровой по линии официальных властей, часть – по инициативе общественных организаций. Эти вторые пробы сейчас находятся в двух лабораториях, завтра ожидаются результаты их анализов – за это отвечает Greenpeace.

В зависимости от того, что покажут эти пробы, уже можно будет делать какие-то выводы. Речь идет об образцах тканей погибших животных и растений. Если это действительно химические вещества 1-го класса опасности, они точно будут в этих пробах выявлены.