Фото: Olesya Yemets / Unsplash.com

Фото: Olesya Yemets / Unsplash.com

В России тема подпольной борьбы с растлителями в основном ассоциируется с проектом покойного Максима Марцинкевича «Оккупай-педофиляй», запущенным на базе экстремистского движения «Реструкт». Сторонники Тесака не заботились о взаимодействии с властными структурами или моральной стороне вопроса: они заманивали предполагаемых педофилов в ловушку, издевались над ними и иногда избивали, выкладывая записи подобных встреч в интернет. Руководители региональных отделений движения приравнивали гомосексуалов к сексуальным преступникам и предлагали ликвидировать всех либералов.

Попавшихся «на живца» в социальных сетях мужчин, приехавших на встречу с подростками, заставляли пить мочу, угрожали им топорами и битами. Одним из самых скандальных случаев, связанных с организацией Тесака, стало дело 19-летнего Алексея Булыгина, который покончил с собой после встречи с охотниками. Естественно, акции «Оккупай-педофиляй» были противозаконными, нарушали презумпцию невиновности и исключали любое возможное сотрудничество с полицией.

«Я считаю, фактически все гомосексуалисты – педофилы, – говорил в 2013-м один из участников “Оккупай-педофиляй” Михаил Краснов. – У них ведь однажды расстроены нравственные устои. Переступил один раз – переступит и в другой. Сегодня ему мальчики нравятся, потом дети понравятся, они непригодны для жизни в обществе». Деятельность движения Марцинкевича имела радикально-идеологический оттенок и явно сводилась не только к защите детей, но и к насаждению собственных ценностей. Против многих активистов движения были возбуждены уголовные дела за истязание, угрозу убийства, причинение вреда здоровью, вымогательство и другие преступления.

Однако охотники на педофилов не всегда настолько открыто преступают закон – часто их деятельность превращается для полиции и судебной системы в довольно сложный этический парадокс. С одной стороны, бдительные граждане помогают властям следить за порядком, а иногда даже выполняют за них работу. С другой, их нападки нередко разрушают жизнь людей еще до того, как доказана их вина в растлении несовершеннолетних.