Кирилл Мартынов, фото: из личного архива

Кирилл Мартынов, фото: из личного архива

Кирилл Мартынов, руководитель отдела политики «Новой газеты», сооснователь Свободного университета, бывший преподаватель НИУ ВШЭ рассказал Republic о том, как появился Свободный университет, кто им руководит, на какие средства он существует, как планирует развиваться и как, наконец, туда поступить.

Как и зачем был основан Свободный университет? Какое участие вы в этом принимали?

– Примерно с весны 2020 года стало ясно, что в Вышке начнутся чистки неугодных преподавателей. Довольно трагикомично, что это совпало с ковидным локдауном. Ты сидишь на кухне, общаешься со студентами в интернете – а из всех щелей в ВШЭ напоминают, что скоро тебя уволят, потому что ты плохо себя ведешь. Пишешь в Facebook что-то не то, например. Через какое-то время я даже перестал такое всерьез воспринимать, но изначально для меня это была большая личная травма. Потому что я 13 лет проработал в Вышке, там были очень крутые студенты и преподаватели, и нынешняя ситуация – печальный итог.

Короче говоря, где-то с лета я стал активно думать о том, что можно сделать. С одной стороны, есть какая-то не очень внятно сформулированная новая академическая цензура, а с другой – все преподавание и так происходит в Zoom. Я подумал: а почему, собственно, я не могу сам себе набрать студентов и проводить для них занятия – в общем, делать, все то же самое, но без Высшей школы экономики? Понятно, что все упирается в дипломы, аккредитации, отсрочки от армии и в какой-то пафосный статус. Но, предположил я, вдруг получится обойтись без этого?

К концу июля выяснилось, что преподавателей ВШЭ, которые встали на выход, несколько, и среди них такие профессионалы, как Гасан Чингизович Гусейнов (здесь можно прочитать конспект его лекции о том, как меняется речь постсоветского человека. – Republic). Совсем уж позорная история была с кафедрой публичного права, сотрудники которой проводили экспертизу поправок к Конституции – и конечно же, дали негативное заключение. После этого кого-то из них перевели на научную работу с преподавательской, с кем-то просто не продлили контракт. В частности, это случилось с моей близкой коллегой и замечательным профессионалом Еленой Лукьяновой.

И вот мы встретились дома у Юлии и Виктора Горбатовых (бывших преподавателей Школы философии ВШЭ, с которыми тоже не продлили контракт. – Republic). Есть даже специальная фотография «учредительного съезда», которую мы в шутку сделали. С нами был Армен Арамян, редактор и основатель журнала DOXA, мой друг и бывший студент. Через Zoom к нам присоединился Гасан. Я предложил им свой план, мы обсудили эту идею и поняли, что с нуля делать новый университет просто потому, что мы хотим продолжать преподавать – это, с одной стороны, безумная идея. Но с другой, мы ничем не рискуем. В худшем случае проект тихо закончится, и всё.