Когда мы смотрим на русский храм, то чаще всего видим не одно какое-то строение, а целый комплекс сооружений:

  • собственно сам храм или, как говорят искусствоведы и архитекторы, – основной объем;
  • приделы – пристроенные к нему отдельные церкви, чаще всего с собственным алтарем и престолом, как правило, еще и с отдельной главкой;
  • гульбища – так русские называли опоясывающие основной объем храма галереи;
  • притвор – пристройка перед входом ⁠в храм. Большие притворы в русской традиции называются трапезными;
  • паперть – крыльцо или просто ступеньки перед входом в храм, или тот же притвор;
  • колокольня – ну,тут все понятно.

Про основной объем и приделы мы уже писали. Здесь пойдет речь про притворы и трапезные. Пожалуй, стоит сразу сказать о главном. Ничто так не уродует старые русские храмы, как эти самые притворы и трапезные.

Храм Николая Чудотворца в Хамовниках (Москва). 1679 год. Строение между храмом и колокольней – трапезная. А храм этого типа, где основной объем в одну линию соединен с колокольней трапезной, – едва ли не самый распространенных в русской архитектуре

Но тем интереснее понять, как они появились, зачем их строили и почему они так часто все портят. Да, и кстати, портят они далеко не всегда. Даже наоборот, иногда именно трапезные являются ключевым элементом структуры, который создает и связывает все строения русского храма в удивительное и гармоничное целое. Впрочем, обо всем по порядку.

Нартекс, который оказался не нужен

Изначально христианские храмы ориентировались на структуру ветхозаветной скинии. Обнесенный забором двор, внутри которого Шатер, разделенный на Святая-святых (сокровенное место, где находились скрижали завета) и Святилище. В Святая святых не допускался никто, кроме первосвященника, да и то раз в год. В святилище – только евреи, а во дворе могли находиться и язычники.

Ровно эту трехчастную структуру воспроизводили христианские храмы. Сокровенное место – алтарь с престолом, куда допускаются только священники. Святилище (по гречески наос) – место, где во время службы находятся верующие. И нартекс – место перед самим храмом (наосом), куда допускали не только христиан, но и язычников. Тут собственно во время службы находились оглашенные и кающиеся, а также все те, кто еще не приобщился к истинной вере (язычники, раскольники, еретики и проч.).

Ранние христианские храмы были базиликами – вытянутыми прямоугольными зданиями. И нартекс (по-русски притвор) туда очень хорошо вписывался, занимая западную часть храма у входа. От наоса – основного помещения храма – его отделяли либо стеной, либо колоннами. Собственно, католические базилики до сих пор так и устроены.