"Новая Москва": картина Юрия Пименова, 1937. Высокий дом прямо по курсу — только что построенное здание Госплана (сейчас — резиденция Думы)

"Новая Москва": картина Юрия Пименова, 1937. Высокий дом прямо по курсу — только что построенное здание Госплана (сейчас — резиденция Думы)

Парад 7 ноября на Красной площади. Проходит пехота, затем бронетехника, стратегические ракеты, а потом появляется… нестройная толпа каких-то упитанных граждан в дубленках и пыжиковых шапках. Брежнев (недовольно): А это еще кто такие? Министр обороны: А это, Леонид Ильич, работники Госплана! Невероятная разрушительная мощь!

Старый советский анекдот не случайно вспоминается именно сегодня – ведь ровно сто лет назад, 22 февраля 1921 года была учреждена Государственная общеплановая комиссия при Совете труда и обороны РСФСР, впоследствии Государственный плановый комитет (Госплан СССР).

Первоначально консультативный орган, think tank большевистских экономистов, с середины 1920-х годов Госплан начал разрабатывать директивные «контрольные цифры» – годовые планы развития экономики, а затем и планы знаменитых советских пятилеток.

Плановой экономике СССР посвящены бесчисленные тома. Эта тема занимает важное место и в одной из самых знаменитых книг XXI века – бестселлере Дарона Аджемоглу и Джеймса Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные» (2012, первое русское издание 2014).

Авторы книги напоминают, что, вопреки распространенному мнению, плановая экономика Советского Союза по многим показателям была достаточно эффективной: между 1928 и 1960 годами национальный доход СССР рос на 6% в год – по-видимому, мировой рекорд того времени. Рост был столь быстрым, пишут Аджемоглу и Робинсон, что он ввел в заблуждение целые поколения западных интеллектуалов:

Даже в 1977 году популярный учебник, написанный одним английским экономистом, утверждал, что советская и похожие на нее экономики превосходят капиталистические по таким показателям, как экономический рост, полная занятость, стабильность цен и даже поддержание альтруистических устремлений среди населения. Бедняга капитализм был признан более эффективным только в обеспечении политической свободы.

Самый же распространенный учебник по экономике, написанный лауреатом Нобелевской премии Полом Самуэльсоном, предсказывал грядущее доминирование СССР в экономике. В издании 1961 года говорилось, что национальный доход Советского Союза превзойдет национальный доход США если не к 1984 году, то уж точно к 1997-му. В издании 1980 года предсказание мало изменилось, разве что сроки были сдвинуты до 2002 или 2012 года.

Почему же эти предсказания не сбылись, а плановое «народное хозяйство» в конце концов закончилось крахом? И почему этот крах, несмотря на все предъявленные успехи, кажется столь закономерным? Рассматривая советскую экономику в рамках своей концепции экстрактивности / инклюзивности, Аджемоглу и Робинсон приводят экономические успехи СССР как типичный пример экстрактивного роста, который рано или поздно неизбежно вырождается в стагнацию.

В отрывке из книги, который мы публикуем к столетней годовщине советского планирования, рассказывается о специфике «вечно предварительных» советских планов.