Журналистам из японской телекомпании «Асахи» улыбнулась профессиональная удача: 9 октября в Пекине им удалось встретиться с Ким Чон Намом, старшим сыном Великого Руководителя Маршала Ким Чен Ира. И не просто встретиться, а взять у него интервью. Вообще говоря, постоянно живущий за границей Ким Чон Нам является единственным членом северокорейского правящего семейства, который иногда идет на контакты с иностранной прессой в неформальной обстановке (если, конечно, означенная пресса умудрится его поймать в лобби какой-нибудь роскошной гостиницы). Обычно эти контакты, впрочем, сводятся к обмену шутками и малозначительными фразами. Однако на этот раз интервью оказалось на редкость продолжительным – целых шесть минут! – и на удивление содержательным. Ким Чон Нам подтвердил: Великий Руководитель принял решение, что следующим Великим Руководителем станет его третий сын Ким Чен Ын. Ким Чон Нам пожелал новому наследному руководителю Партии и Правительства успехов в деле улучшения жизни простых корейцев и обещал ему свою помощь. Однако при этом Ким Чон Нам совершенно недвусмысленно обозначил свое отношение ко всей затее как таковой, сказав: «Я лично против передачи власти по наследству» (он тут же оговорился, впрочем, что у отца были причины поступить именно так, как он поступил). Что стоит за этим заявлением Ким Чон Нама, которого, кстати, до сравнительно недавнего времени – примерно до 2007 года – считали самым вероятным кандидатом в преемники Ким Чен Ира? Означает ли это разлад в правящей семье (а именно так трактуют почти диссидентсткие высказывания принца в японской и западной печати)? Ким Чон Нам – старший из трех сыновей Ким Чен Ира, о существовании которых известно на настоящий момент. В молодости Великий Руководитель был большим любителем слабого пола, и дети у него есть от нескольких женщин. Ким Чон Нам был рожден знаменитой актрисой Сон Хйе Рим. Вскоре после рождения сына Великий Руководитель (впрочем, тогда, в 70-е, его официальный титул звучал иначе – «Центр Партии») расстался с Сон, которую от греха подальше отправили в почетную ссылку в Москву, где она и умерла. А сын рос вместе с отцом, у которого появлялись новые подруги. Одна из них, танцовщица Ко Ен Хи, родила «Центру Партии» еще двоих сыновей, младшим из которых и является вновь избранный преемник, 27-летний генерал армии Ким Чен Ын. Ко Ен Хи тоже уже нет в живых, а есть ли у Маршала дети от его нынешней подруги Ким Ок – неизвестно. В 2001 г. Ким Чон Нам оказался задержан в Японии, куда пытался въехать с поддельным паспортом. Часто утверждают, что после этого эпизода его отношения с отцом ухудшились. Возможно, это и так, хотя и до своего ареста Ким Чон Нам регулярно совершал нелегальные поездки в Японию, так что сам факт его появления там не мог стать причиной отцовского недовольства. Как бы то ни было, с тех пор он живет в Макао, изредка появляясь в Париже и Пекине и бывая в Пхеньяне лишь наездами. По слухам, именно Ким Чон Нам руководит валютными финансами Семьи. При этом, склонный к полноте, не обделенный чувством юмора и владеющий иностранными языками бизнесмен умеет говорить с прессой, хотя на контакты с ней никогда не идет по своей инициативе. Ким Чон Нама часто воспринимают как наиболее прокитайски настроенного члена Семьи. Видимо, эти предположения отчасти справедливы – я не раз обращал внимание на то, что китайские аналитики и дипломаты говорят о нем с подчеркнутым уважением, которого в случае с другими членами правящего северокорейского семейства особо не наблюдается. Отчасти оно и понятно: с одной стороны, в Пекине немало знают о Ким Чон Наме, ведь он живет на территории КНР, поддерживает тесные контакты с китайскими политиками и финансистами, а его окружение наверняка инфильтровано агентурой китайских спецслужб. С другой стороны, логично предположить, что дело тут не только и не столько в манипуляциях и угрозе шантажа: успехи нынешнего Китая действительно впечатляют, а Ким Чон Нам знает об этих успехах очень хорошо. Поэтому многие видят в Ким Чон Наме некоего «пекинского кандидата». Однако есть и другое объяснение его поведению. Ким Чон Нам хорошо представляет ситуацию в мире и, скорее всего, понимает, что в долгосрочной перспективе сохранение нынешнего северокорейского режима невозможно. Если Пхеньян попытается реформировать себя по китайскому образцу, результатом с большой вероятностью станет политический кризис. Если реформ не будет – то стране не удастся выйти из затяжной экономической стагнации, ее отставание от Южной Кореи и других стран региона будет увеличиваться, и в итоге дело все равно кончится политическим кризисом. Однако, если крах режима неизбежен, то имеет смысл держаться подальше от обреченной системы. Старики, те, кому сейчас за 60, с большой долей вероятности не доживут до конца режима, а вот судьба молодежи может оказаться весьма печальной. Поэтому с точки зрения долгосрочных интересов самого клана Кимов передача власти по наследству – не самое лучшее решение, ведь оно делает все семейство заложниками непростой (скорее всего – принципиально неразрешимой) ситуации. Не исключено, что до какой-то степени это понимает даже сам Великий Руководитель, человек неглупый, информированный и весьма заботливо относящийся к своим родным и близким. Именно этим, например, можно объяснить ту странную нерешительность, которую он не раз проявлял, когда речь заходила о назначении преемника. Еще более вероятно то, что ситуацию трезво оценивает Ким Чон Нам. В таком случае его линия поведения вполне понятна. Четко обозначив отсутствие политических амбиций, он уехал за границу, где и наслаждается жизнью. Сейчас из всех членов Семьи у веселого и умного бонвивана из Макао наибольшие шансы пережить кризис и даже остаться после падения режима при некоторых деньгах (все не найдут, даже если будут пытаться). И конечно, сидя в своем субтропическом раю, он вполне может иногда сказать то, что реально думает о происходящем – не выходя за пределы разумной осторожности, разумеется.