Новости Календарь

Вадим Квятковский: «Идея дружин как каких-то охранительных отрядов нам не интересна»

Вадим Квятковский: «Идея дружин как каких-то охранительных отрядов нам не интересна» Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

Совет молодежных православных организаций Москвы предложил учредить Всероссийскую ассоциацию молодежных православных организаций, куда войдут объединения молодежи, возникшие при приходах и епархиях. Координатор совета и зампред Синодального отдела по делам молодежи Вадим Квятковский рассказал Slon, зачем нужно объединять православную молодежь.

– Как будет называться новая структура?

– Рабочее название – Добровольная ассоциация православной молодежи.

– Почему подобная инициатива возникла именно сейчас?

– Эта идея не сейчас появилась, она уже очень давно зреет. Уже несколько лет существует Ассоциация молодежных православных клубов Сибири, по такому же принципу добровольного объединения с 2003 года действует Совет молодежных православных организаций Москвы, поэтому накоплен достаточно большой опыт. Это инициатива самой молодежи. Сейчас на уровне приходов, благочиний, епархий активно развивается молодежное православное движение, появляется много самых разных по форме, целям, задачам православных организаций. Они очень разные, но всех нас объединяет вера и, соответственно, у всех них есть естественное стремление к сближению.

– Молодые люди, по-вашему, стали чаще приходить в церковь?

– Я думаю, что сейчас, после целого ряда событий, которые имели большой общественный резонанс и касались церкви, очень многие, и молодые люди в том числе, неожиданно почувствовали, что вопросы веры, которые раньше, может быть, находились для них где-то на периферии, стали значимыми, влияют на их жизнь. Поэтому очень многие задумались о своем отношении к вере, к религии, к церкви. И очень многие, наконец-то, начали вспоминать, что они крещены, что они православные, что они принадлежат к церкви. Эти события заставляют их определяться. Мы ощущаем сейчас приток молодежи.

– Можно сказать, что от акции Pussy Riot, в таком случае, был положительный эффект?

– Конечно, поскольку Господь допустил эти события, то думающими людьми они должны быть восприняты как урок и пойти во благо всем нам. Церковь, общество, государство впервые столкнулись с подобной ситуацией. Нам всем нужно на этом, я бы сказал, тяжелом примере учиться жить вместе.

– Кто войдет в эту ассоциацию?

– Сама форма ассоциации – наиболее открытая и подвижная из возможных структур. Мы открыты для всех организаций, которые разделяют наши цели. С другой стороны, мы не говорим о каком-то обязательном туда вступлении. Сейчас уже десятки организаций и в Москве, и по России готовы присоединиться. Прежде всего, это организации, входящие в Совет православных молодежных организаций Москвы.

– А политические организации вы примете?

– К нам пока не поступало таких предложений, и я думаю, что это будет неинтересно политическим организациям, потому что никакой идеологической нагрузки или участия в политической борьбе не предполагается.

– Как будет устроена организационная структура, и какими проектами будет заниматься ассоциация?

– Ассоциация будет состоять из отдельных организаций, которые сами, конечно, должны будут определять для себя задачи, придумывать проекты. Из опыта могу сказать с уверенностью, что у нас может быть два основных направления – это социальная деятельность, то есть волонтерство и миссионерское служение. Ассоциация нужна в основном для координации нашей деятельности и для осуществления масштабных проектов на территории всей России.

– Вы рассчитываете на государственную поддержку?

– Как сказал президент Путин, когда координатор нашего совета задал ему такой вопрос некоторое время назад, добровольные организации могут быть поддержаны государством. Но я не думаю, что это будет целенаправленное финансирование. Мы, например, пока не видим необходимости в оформлении ассоциации в виде юридического лица, соответственно, у нее не будет ни счета, ни хозяйственной деятельности.

– Что вы думаете о православных дружинах? Будете ли с ними сотрудничать?

– Дружина – одна из форм объединения граждан, но не более. Я вообще не знаю ни одной реально существующей такой вот добровольной дружины. Знаю, что было несколько распиаренных попыток, но я не уверен, что это самая эффективная форма объединения молодежи. У нас, например, молодые ребята активно участвовали в сборе помощи в Крымск. Этот опыт показал нам, что такие волонтерские отряды сейчас гораздо более востребованы. Тенденция к какому-то охранительству нам не очень близка. Мы, наоборот, говорим об открытости и храмов, и нашей деятельности, мы готовы делать шаг навстречу любым людям – всем, кому это интересно. Поэтому идея дружин как каких-то охранительных отрядов нам не близка и не интересна.

– Примете ли вы тех, кого называют «православными активистами»? Тех, кто снимает футболки со сторонников Pussy Riot?

– Высший церковный совет по итогам суда над Pussy Riot однозначно сказал, что церковь благословляет гражданскую активность, но не может поддерживать какие-то насильственные действия. Поэтому любые разрешенные законодательством и доступные молодежи гражданские действия вполне могут иметь право на существование. Но то, что сделано рядом вот этих вот общественных деятелей, церковь одобрить не может. С другой стороны, оставлять такую молодежь в изоляции тоже неправильно, молодежи свойственно динамично менять свое мнение, и отказывать таким ребятам мы не будем.

– Вы предложите им заняться чем-то более мирным?

– В том числе. Какие-то иные формы деятельности мы им вполне можем предложить. Энергия у молодых людей бьет через край, поэтому ошибки неизбежны. 

Предыдущий материал

«Девственность – это проблема государственной безопасности»

Следующий материал

«Помимо светских законов, нарушаются и церковные каноны»