Новости Календарь

Что делать на следующих выборах

Что делать на следующих выборах Фото: ИТАР-ТАСС/ Марина Лысцева

Этот текст зрел у меня в голове довольно долго. Мог бы зреть и дальше, но сегодня наткнулся я в утреннем мониторинге на пост, посвященный той же теме. Сначала немного обрадовался, что можно не писать – тема непростая; потом слегка приревновал – типа опять не я. Потом прочитал. И понял, что сегодня точно сяду за клавиатуру.

В том, что я вижу в Москве, я сегодня могу выделить две принципиально отличные составляющие: выражение гражданской позиции и выражение гражданского протеста. Первая часть превалирует – гражданскую позицию считают необходимым озвучить большинство участников митингов с Болотной и с Сахарова. При этом непримиримого протеста я здесь не вижу – этот протест скорее наносной, привитый той самой второй частью участников происходящего. Даже не так, не наносной – это может показаться обидным. Латентный. Так будет правильнее.

При этом, как я понимаю, одной из основных задач орговиков сегодня ставится именно превращение людей, считающих необходимым выразить свою позицию, в людей, протестующих против сегодняшней власти, – под тем соусом, что власть недоговороспособна, нелегитимна и так далее. При наличии харизматичных лидеров это вопрос времени.

Что при этом происходит? Собственно говоря, одна очень простая вещь – вместо того, чтобы засучить рукава и начать реальную подготовку в президентским выборам, «городское протестное движение» готовится к выражению недовольства предполагаемыми фальсификациями на мартовских выборах. Причем уже активного недовольства – типа, после парламентских выборов нас не послушали, значит, мы перейдем к активным действиям.

Попыток взять выборы под контроль даже и не предпринимается – сразу ставится задача раздувания пиар-кампании вокруг будущих нарушений. И у меня такое впечатление, что это вполне устраивает сразу обе стороны: одной ситуация позволяет громко орать о нарушениях, а второй – не реагировать, так как доказать первая ничего не в состоянии – у них все выходит в крик.

Давайте серьезно. Все знают, что фальсификации на декабрьских выборах были массовыми – отсюда и многотысячные митинги. Однако это самое «все знают» совершенно не подтверждено документами: невнятные видеоролики, гневные посты наблюдателей о том, как злые председатели УИКов их выгоняли с участков – и все. Плюс полковник ФСБ Геннадий Гудков в роли бэтмена на московских участках.

А ведь подавляющее большинство то, что творится вокруг выборов, не устраивает. И что делать, не очень понятно – две недели наступающих праздников уведут предпослевыборную ситуацию на задний план. На партии рассчитывать не стоит – они решают свои собственные политические вопросы и делиться причинами, почему они поступили так или иначе, если и будут, то не с нами.

Несистемная оппозиция заинтересована в нагнетании протеста – любому мало мальски разбирающемуся в ситуации политологу понятно, что в текущем избирательном процессе, даже если предположить, что выборы будут абсолютно честными и открытыми, им ничего не светит. Ну, максимум, одно–два места в Госдуме при наличии пропорциональной системы. Переворот – другое дело…

Значит, опять начинать надо самим – как организаторам митинга на проспекте Сахарова.

Меня много лет подряд (не только в политике, но и в бизнесе) сильно напрягает только одна позиция: «У нас ничего не получилось и получиться не могло, это все бесполезно». Елки-палки, да не бесполезно! Те же самые наблюдатели на декабрьских выборах… Хотя бы кто-то из ЖЖ-наблюдателей, озаботился тем, чтобы документально оформить незаконность своего удаления с избирательного участка? Боюсь, что нет. У большинства для этого не было ни возможностей, ни знаний, ни подготовки. Даже у тех, кто специально занимался на подготовительных семинарах «Яблока».

А ведь куда проще – приходить на избирательный участок не по одному, а вдвоем–втроем–вчетвером, с подготовленными бланками жалоб, заявлений, имея под рукой несколько телефонов юристов, которые должны реагировать именно на «ваши» нарушения, мониторить ситуацию непосредственно на избирательных участках, а не сидеть где-то в избирательном штабе.

Почему мерчендайзер объезжает торговые точки и проверяет выкладку товара, а старший группы наблюдателей этого не делает? И существует ли такой «старший»? Не было задачи и людских ресурсов? Теперь есть. Кстати, времени осталось впритык: полтора месяца – это крайне мало. Но успеть можно.

Во-первых, необходимо собрать группу юристов, которая проанализирует нарушения, подготовит инструкции (именно инструкции, а не рекомендации) по работе с этими нарушениями и формы документов, которые должны быть у каждого наблюдателя. Все эти документы вместе с пошаговыми инструкциями и шаблонами документов должны находиться в интернете.

Во-вторых, необходимо создать интернет-сайт (а, скорее, систему интернет-сайтов, так как ддосить эти ресурсы будут мама не горюй), на котором следует организовать запись в независимые наблюдатели. Прямо по избирательным участкам. Так сразу станет понятно, где ситуация открыта, а где не хватает людей. Наблюдателей должно быть много. В идеале, не менее пяти на каждом участке – тогда, как минимум, получится зафиксировать нарушения по удалению наблюдателей. Скажем, УИК «вытаскивает из ящика стола» протокол об удалении наблюдателя за незаконную агитацию, а наблюдатели – «из портфеля» – письменное заявление о нарушении УИКом избирательного законодательства. И под роспись отдают его председателю, с копией в ТИК и в суд. Нарушение на участке становится документированным.

В третьих, необходимо создать мобильные группы, в обязательном порядке включающие юриста и ответственных за происходящее на 10–15 участках. Эти группы должны будут мониторить ситуацию в день выборов, перемещаясь от участка к участку. В форс-мажорной ситуации они смогут прибыть на участок в течение 10–15 минут и оказать наблюдателям квалифицированную помощь.

Необходим будет и резерв наблюдателей – с тем, чтобы можно было оперативно восстановить status quo там, где наблюдателей не осталось.

В результате мы сможем получить на каждый факт нарушения закона о выборах не жалобный/растерянный/негодующий пост в ЖЖ с тысячей комментариев о том, какая же у нас негодяйская власть и как все плохо, и будет еще хуже, а простой и понятный документ, который можно использовать как доказательство фальсификаций на выборах. И сопроводится ли этот документ потом постом в блоге наблюдателя, будет не столь уж и важно.

Сложно? Сложно... Затратно? В обычных условиях – весьма. Однако сегодня (по крайне мере, в Москве) существует значительное количество людей, потенциально готовых взяться за дело. Не за протест – просто за отстаивание своего права на правду. Среди них, уверен, найдутся и юристы.

Заодно и проверим, какая часть участников митингов готова к работе по защите своих прав. Просто к работе.

Предыдущий материал

Манифест рассерженного горожанина

Следующий материал

Красовский о Прохорове: «Не нравятся ему никакие бабы, которые вокруг него»