Новости Календарь

Это не телеканал

Признаюсь, меня трудно ввести в профессиональный шок. Я работала в «желтой» ежедневной газете, я работала в серьезной ежедневной газете, я вела ток-шоу на телевидении и теперь работаю в глянцевом журнале. Профессия выучила меня рождать мысли и слова практически на любую тему. Для меня было большим сюрпризом узнать, что есть еще люди, способные ввести меня в состояние немого ступора. Эти люди работают на Общественном телевидении России. 

Настроение первого дня просмотра: доброжелательное. Я уважаю профессионала Анатолия Лысенко, я работала под руководством Александра Пономарева. В первый день долгожданного вещания канала без рекламы и для всех-всех-всех я смотрела новости. Из которых узнала, что из космоса прибыл корабль с мышками, тритонами и водорослями. Выжили не все. Картинка на экране: джинсовые зады. Два мужика наклонились и копаются в недрах спутника, чтобы достать зверюшек. Отъезд камеры.

После шла широко проанонсированная программа про пионеров. Поскольку это шоу идет прямо в самый горячий «прайм», я так понимаю, это заявка и одновременно предмет гордости. Картинка: как завязывать галстук.

Настроение второго дня: испуганное. С утра я пыталась себя убедить, что мне все почудилось. Я называю это эффектом оперы. Это когда очень толстая и очень немолодая певица играет легконогую юную героиню, а ты сидишь в зале и тебе почему-то стыдно, как будто ты в этом виноват и ничего не понимаешь в высоком искусстве. И вот ты голову слегка отворачиваешь, глаз прикрываешь и косишь в сторону сцены – в таком ракурсе не вполне очевидна мощная грудь певицы, по форме и декору напоминающая жостовский лаковый поднос, и ее вполне можно спутать с мощными ляжками. Но с певицей все же легче, чем с ОТР. Певица петь умеет.

Второй день эксперимента я опять начала с новостей. Из которых узнала, что в Ярославль приехал граф и привез произведения искусства. Картинка на экране: неприятный граф рассказывает, что соотечественники еще в семидесятых начали целовать ему ручку. Потому что он аристократ. И еще (о, блаженство!) в подмосковном Дмитрове теперь можно покататься на карете. Картинка: Дмитров, карета.

Далее в программе значилась программа с названием «Тайна Хуртуях Тас».

Настроение: смущенное. Впрочем, ничего неприличного – под заунывные локальные песни народов Алтая медленно-медленно бегают народно одетые тетки и дети, и потом этнический дядька медленно-медленно рассказывает про волшебную скульптуру из песчаника: «Смотрите! Вот уши, вот глаза. А это ноздри». Картинка: ноздри.

Следующая передача про проблемы фермеров показалась мне чрезвычайно динамичной. Там люди, представляете, сидели и разговаривали. Кстати, во всех программах канала ОТР гости сидят за столом и разговаривают. Долго и по очереди. О том, что проблемы сельского населения пока не решаемы, но надо их как-то решать. Но пока они не решаемы, давайте поговорим об этом. Картинка: широко расставленные ноги спикеров (которых на ОТР называют менторами) под прозрачным столом. Между ног – животы, принаряженные в белые рубашки.

Маленький бантик между программами: о том, как советские люди не имели права поехать в Египет. Картинка: шезлонг.

Настроение: надежда. Все-таки это Андрей Норкин ведет программу «Прав? Да!». Он же не первый раз что-то ведет и вообще звезда старого НТВ. Картинка: градусник. Студия крошечная, градусник большой. Говорят о проблеме легализации мигрантов. Оказывается, в некоторых квартирах зарегистрировано 50 человек. Вот это новость! Лекция о «фундаментальной модификации» и «векторе законодательной работы» длится уже минут двадцать пять. Студия спокойна, ей деваться некуда. Остался ли у экрана хоть один зритель, кроме тех, кто, как я, на работе?

Настроение: анафилактический шок. Картинка: ноги Норкина за стеклом. Консультант Госдумы с третьей попытки правильно произносит слово «фиктивный». С ним вяло спорит съемочная группа программы (ноу-хау, кстати: группа сидит в студии). Ключевая фраза: «Надо срочно что-то менять». Действительно, надо что-то менять, но похоже, ничего не поделаешь. Один час сорок минут разговоров почти без видео – диагноз для телеканала. Терминальная стадия новорожденного на деньги налогоплательщиков.

Настроение: обморок. Короткие вспышки сознания. Без двадцати десять: «Огонек» читать интересно. Вы можете узнать из него, что происходило сто десять лет назад!» Скоро председатель колхоза из Костромской области, анонсы обещают, что ей гораздо меньше ста.

Многие жаловались, что просмотр канала пока недоступен даже в странах СНГ, не говоря про дальнее зарубежье. Пожалуйста, пожалуйста, пусть то, что канал ОТР не является телевидением, и впредь останется нашей маленькой тайной. Это такой позор, что стыдно даже свидетелям.

Между прочим, как туго затягивать на шее пионерский галстук, я помню. Только не знаю – зачем? 

Предыдущий материал

Депутат Михеев: «Я за все хорошее и против всего плохого»

Следующий материал

Журналистский «майдан»