Новости Календарь

Губернатор-оппозиционер как аномалия: Белых и другие

Среди различных видов конфликтов, присутствующих сегодня в российских регионах, есть один достаточно редкий, но не уникальный. Это наличие в условиях системы «исполнительной вертикали», при которой имеется поддерживающая ее партия власти, на посту губернатора бывшего оппозиционера, который, однако, при этом в той или иной мере остался верен политическим принципам и в партию власти не вступил.

Сегодня в российских в регионах таких губернаторов два: это кировский губернатор, бывший в 2005–2008 годах председателем СПС (главного объекта контрагитации «Единой России» на выборах 2007 года), Никита Белых и глава Владимирской области, близкий к КПРФ Николай Виноградов. Первый был назначен в декабре 2008-го и тесно связан с соседним регионом – Пермским краем (2001–2004 гг. – депутат заксобрания, в 2004–2005 гг. – вице-губернатор), второй в 1996-м и 2000-м избирался на свободных выборах, а в 2005-м и 2009-м переназначался президентом.

СПС, как известно, больше не существует (более того, есть версия, что пост губернатора и стал своеобразным «отступным» за добровольный уход с поста лидера партии и отказ от борьбы за ее сохранение), но Никита Белых сохранил тесные отношения со многими бывшими соратниками по демократическому движению (в частности, с Алексеем Навальным, что стало для единороссовских пропагандистов недавно темой для очередной кампании после взлома электронной почты Навального). Что касается Николая Виноградова, то в 2008-м было сообщено о приостановлении его членства в КПРФ в ходе избирательной кампании 2007–2008 гг., когда Путин лично возглавил список «Единой России» в Госдуму и стал ее лидером. При этом по поводу Виноградова было специальное решение бюро обкома КПРФ с рекомендацией членство в партии приостановить, что объяснялось неблагоприятной политической ситуацией. Сам термин «приостановление членства» юридически сомнителен, было ли оно на самом деле, неизвестно, но, в любом случае, Виноградов сохранил с партией тесные отношения. Возглавляемое им движение «Справедливость и народовластие» даже поддержало «Народное ополчение» КПРФ на выборах Госдумы 2011 года, публично даже обсуждался вариант его личного вхождения в список КПРФ нам выборах в Госдуму РФ (он в итоге не состоялся). Весной 2009-го  довольно популярный в регионе Виноградов был вновь назначен губернатором вопреки интересам партийной бюрократии «Единой России» и благодаря удачному для него стечению обстоятельств – в это же время проходили выборы депутатов заксобрания региона, и смена в это время губернатора на некоего неоднозначного кандидата могла болезненно ударить по позициям «Единой России» в регионе. Возникла ситуация для своеобразного компромисса и сохранения в регионе статус-кво.

С натяжкой к этой небольшой группе губернаторов «не от партии власти» можно отнести еще одного – нового смоленского губернатора, одного из лидеров ЛДПР Алексея Островского. С натяжкой ровно потому, почему и сама оппозиционность ЛДПР, которая и на федеральном, и на региональном уровне часто выступает как основной партнер и союзник партии власти (за редким исключением), выглядит натянутой.

 

В прошлом представители оппозиции неоднократно избирались губернаторами, но все через некоторое время вступали в партию власти: именно такова была судьба большинства избранных главами регионов представителей НПСР и КПРФ от ставропольского губернатора Черногорова до курского Александра Михайлова, перешел в «Единую Россию» и единственный избранный в 1990-е губернатором представитель ЛДПР (Евгений Михайлов в Пскове). Эти метаформорфозы легко объясняются административно-бюрократическим характером самой партии власти, принадлежность к которой определяется во многом не взглядами, а должностным положением, и формальное членство в ней, во многом, демонстрация публичной лояльности «верхам» и условие нормальной работы в должности. 


Однако Белых и Виноградов на этом фоне проявили определенную принципиальность, что, конечно, вряд ли облегчило их работу на посту губернатора, однако подчеркивает, что даже в современных политических условиях губернатор при определенном личном желании может быть оппозиционером. Другой вопрос, как это возможно и к каким издержкам и конфликтам ведет.

Ключевой вопрос – означает ли в современных российских условиях наличие на посту губернатора-оппозиционера «отключение» на территории региона системы «исполнительной вертикали» и административного прессинга в пользу одной и известно какой партии? Нет, не означает. На самом деле губернатор – лишь одно из административных звеньев, хотя и очень важное. Админресурс – это многослойное и сложносоставное образование, и за 2000-е годы создана система множества формальных и неформальных параллельных вертикалей, замкнутых непосредственно на федеральный центр, пронизывающих как отдельные ведомства, так и профильные подразделения внутри самих администраций. Эти замкнутые на центр вертикали охватывают всё: от правоохранительных органов и прокуратуры до избирательных комиссий, электронных масс-медиа и профильных чиновников обладминистраций, которые зачастую просто не смогут работать, если у них не будет контакта с соответствующим министерством или ведомством. Свой админресурс имеют не только силовики, избиркомы и ведомства, свой админресурс и у глав городов, и районов (и на них тоже есть каналы федерального воздействия), уже не говоря о корпоративных вертикалях. Они тоже несут свою ответственность в рамках политической системы за «нужные» результаты в подведомственных городах и территориях, и плановые совещания с профильными менеджерами предприятий в главке корпорации по достижению нужных результатов на выборах тоже не новость.

Таким образом, зачастую максимум, чего может в таких условиях добиться губернатор-оппозиционер – это не помогать дополнительно и без него выстроенным разнообразным вертикалям. Но и мешать им он тоже значительных ресурсов не имеет – борясь за свой ведомственный и корпоративный интерес, эти вертикали зачастую и превращаются в таких условиях в главных противников и проблемы губернаторов (особенно со стороны собственно внутрипартийной бюрократии «партии власти», и тех, кто через ее партсписки и структуры делает карьеру и стремится к максимизации результатов). Впрочем, не мешать, но и не помогать партии власти тоже порой оказывается немалым вкладом губернаторов в более конкурентные результаты выборов. Так, 13 марта 2011 года среди 12 проходивших в этот день выборов депутатов Законодательных собраний именно в Кировской области у «Единой России» был наихудший результат (34,9%). 


На выборах депутатов Государственной думы РФ 2 декабря 2011 года и Кировская, и Владимирская области вошли в группу регионов, где «Единая Россия» набрала менее 40% голосов (Владимирская – 36,27%, Кировская – 34,9%).

Курирует же выборы в таких регионах «партия власти» с помощью назначения специальных «политкомиссаров» или же при помощи прямо замкнутых на федеральный центр конкретных чиновников администрации.

Ограниченность административного влияния губернаторов в данных регионах можно продемонстрировать наглядными примерами. 

Особенности владимирской ситуации

Так, во Владимирской области губернатор фактически не имеет влияния на облизбирком и на судебную систему. Это возможно, так как с 2002–2003 гг. в регионах фактически выстроена вертикаль избирательных комиссий. По закону, региональные избиркомы поровну формируются губернатором и региональным парламентом (не менее половины из них – по предложениям парламентских партий федерального и регионального уровня). Однако в 2002 году в новом законе №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…» появилась норма, что власти региона обязаны назначить не менее двух членов облизбиркома по предложению Центризбиркома РФ (один идет от ЗС, один от губернатора). При этом было введено правило, что председатель комиссии субъекта Федерации избирается также по предложению ЦИК РФ. По похожей схеме формируются муниципальные комиссии (в их отношении роль ЦИК играет региональный избирком), которые организуют муниципальные выборы. На федеральных выборах муниципальные комиссии обычно наделяются полномочиями территориальных комиссий по проведению процедуры федеральных выборов на территории муниципалитета. Далее идет прямая иерархия – иные комиссии назначаются уже исключительно решениями вышестоящей комиссии.


На муниципальных выборах весны 2011 года во Владимирской области при регистрации кандидатов максимальный урон понесли именно политические союзники губернатора.

Острота кампании определялась предстоящей сменой мэра города Владимира, которого теперь выбирали депутаты («Единая Россия» решила не выдвигать вновь А.Рыбакова, в свое время занявшего пост при поддержке Виноградова) и противостоянием команды губернатора Н.Виноградова и депутата Госдумы РФ от «Единой России» Михаила Бабича (бывшего заместителя губернатора Ивановской, Московской областей и бывшего главы Правительства Чеченской Республики), курирующего кампанию партии на выборах горсовета. Теперь Бабич – полпред президента в Приволжском федеральном округе.

Противоречия между Николаем Виноградовым и Михаилом Бабичем выплеснулись в публичное пространство. 1 февраля 2011 года губернатор нелицеприятно высказался на своей пресс-конференции о региональном отделении «ЕР», назвав его «политической опухолью». Депутат Госдумы выступил на ГТРК «Владимир» с ответным словом, сказав: «У него у самого опухоль в голове и дает метастазы». Губернатор распространил жесткое заявление в адрес Бабича.

Кампания отличалась не только жесточайшим «черным пиаром» и феерическими рассказами официальной пропаганды про то, как «Единой России» якобы мешает админресурс, но отказом в регистрации на выборах в горсовет даже уходящему мэру Рыбакову из-за признания недействительным его паспорта из-за отметки самой ФМС, претензий к типографскому оформлению подписного листа и иным техническим придиркам. И районный, и областной суды действующему мэру (!) в жалобе отказали. Сняли с выборов в горсовет и союзнический губернатору список «Яблока» (бывший лидер владимирского «Яблока» В.Королев ныне второй секретарь обкома КПРФ). Вначале его с трудом зарегистрировал горизбирком, но потом районный суд по заявление партии «Патриоты России» решение о регистрации списка «яблочников» отменил. В основном речь шла о выбраковке подписей из-за технических и спорных придирок. При регистрации списка «Справедливой России» горизбирком исключил из него трех кандидатов, включая второй номер – их восстановили через суд только в конце кампании. Чудеса творились и в иных районах области. Так КПРФ получила отказ в регистрации своего списка на выборах Совета народных депутатов Гороховецкого района, несмотря на наличие в регионе губернатора-коммуниста.

Очень сомнительны возможности владимирской областной администрации и в сфере медийного контроля. Так, на местных выборах 2011 г. в регионе откровенно доминировали представители «партии власти» в эфире ГТРК «Владимир», а в еженедельном ток-шоу с символическим названием «Услышать каждого» почему- то присутствовали исключительно кандидаты «Единой России». по одномандатным округам и по партийному списку. Скандал разразился по поводу публикации в газете «Владимирские ведомости» статьи о встрече М.Бабича с муромскими предпринимателями. Накануне выхода материала Бабич прислал телеграмму главному редактору газеты, которую областной Союз журналистов расценил как попытку введения цензуры.

Интересен пример Владимирской области и ставшей обыденной практикой работы в составе избиркомов «приезжих юристов», тесно связанных с партией власти, что уже было в регионе предметом публичного скандала. 

Особенности кировской ситуации

В Кировской области, став губернатором, Белых был вынужден сохранить в администрации в качестве заместителя председателя правительства области – управляющего делами Александра Перескокова, который работает в обладминистрации с 1996 года (!), а с 2001-го является заместителем главы областного правительства. Именно Перескоков, как убеждены многие в регионе, держит в своих руках нити административного взаимодействия с местными администрациями и тесно связан с федеральными политическими кураторами «Единой России». Некоторое время работал в обладминистрации и не имевший отношения к собственно команде Белых «куратор» из центра Сергей Карнаухов, но уже осенью 2010 года он был переброшен на аналогичный пост заместителя губернатора в Калининградскую область, где перед этим сменили губернатора. Формально Карнаухов в Кирове занимался вопросами борьбы с коррупцией и вопросами безопасности.


В июле 2011 Карнаухов покинул и Калининградскую обладминистрацию. Именно его СМИ считали инициатором первой атаки на Навального по обвинению в причинении ущерба путем обмана или злоупотребления доверием в случае с компанией «Кировлес»

В интервью «Русскому репортеру» бывший вице-губернатор утверждал, что Навальный – это американский проект, который наносит «ущерб внутренним процессам в России». Как выразился Карнаухов, он считал необходимым «дать толчок» силовикам.

Перед выборами Госдумы РФ 2011 года секретарем политсовета регионального отделения «Единой России» в Кировской области, по рекомендации из Москвы, стал председатель комитета Госдумы РФ по местному самоуправлению Вячеслав Тимченко. Но уже в феврале 2012-го, как только выборы прошли, пост главы политсовета РО «Единой России» он покинул. На выборы гордумы Кирова в марте 2012-го из центра прислали новый «паровоз»: теперь роль федерального политического десанта играла бывший вице-спикер Госдумы РФ, олимпийская чемпионка Светлана Журова. После выборов она стала представителем Кировской области в Совете Федерации. 


Сам Белых если и оказывается вынужденным символически обозначить отношение к «Единой России», то стремится делать это в максимально возможной мягкой форме.

Так, накануне выборов заксобрания в марте 2011 года Никита Белых пояснил, что как должностное лицо он не участвует в агитационной кампании, но личное мнение по поводу партийных программ имеет: «Главное, на что должны обращать внимание граждане, – это программы партий. На сегодняшний день лично мне наиболее симпатично то, о чем говорит «Единая Россия». В похожем виде была обозначена и поддержка Путина на выборах президента.

Помимо постоянного внешнего кураторства региональных выборов и сам Белых, и члены его команды постоянно подвергаются информационным нападкам. Уже упоминались нападки на формально уже не имеющего отношения к региону Алексея Навального. Несмотря на отъезд из региона, в местных СМИ не прекращается вялотекущая информкампания против бывшей замглавы областного правительства Марии Гайдар, построенная на странных домыслах без каких-либо доказательств. Периодически вбрасываются темы и против самого Белых. Обычно публичные атаки на Белых и его союзников проходят со стороны политактивистов «Единой России» и карьерно с ней связанных политиков. На выборах Кировского ЗС 2011 года областной суд признал незаконной регистрацию кандидатом близкого к губернатору председателя совета директоров ОАО «Вятка-Банка», самовыдвиженца Григория Гусельникова. Претензией стали нарушения в оплате сбора подписных листов. В феврале 2012-го Гусельников заявил, что Центробанк проводит внеплановые проверки центрального офиса его банка в Кирове и московского филиала. Ревизоров, по словам бизнесмена, интересовали счета Навального и губернатора Кировской области Никиты Белых. 


В то же время для самого местного бизнеса наличие такого губернатора, как Белых, не опирающегося в регионе на свою бизнес-группу, скорее, плюс.

В регионе нет и никогда не было одной доминирующей бизнес-группы, и наличие целого ряда крупных и средних, с местной точки зрения, игроков делает фигуру губернатора-медиатора оптимальной, не позволяющей одной из групп слишком усилиться и нанести ущерб остальным. Из федеральных структур можно отметить «Уралхим», всегда свои интересы в регионе были у энергетиков, имеется местный бизнес-альянс президента группы «Система Глобус» Олега Березина и совладельца агрохолдинга «Дороничи» Валерия Крепостнова и Константина Гозмана. Есть имевшая еще недавно отношение к региональной КПРФ бизнес-группа Дмитрия Русских (ООО «Кузбасские угли»). Наконец, имеет давние политические амбиции лидер еще одной бизнес-группы и бывший кандидат в губернаторы, депутат Госдумы от «Единой России» Олег Валенчук. Не заинтересованы в наличии губернатора-медиатора только те группы, лидеры которых имеют собственные политические амбиции (в том числе губернаторские). Так давно известно о губернаторских амбициях вышеназванного Олега Валенчука.

Таким образом, в отношениях Белых и Виноградова с системой исполнительной вертикали есть много общего, напоминающего «холодный мир» при активном внешнем кураторстве. 

Заключение: есть ли польза и перспективы?

Различие положений кировского и владимирского губернаторов касается, в первую очередь, того обстоятельства, что в отличие от Белых Виноградов опирается на системную партию, отношения с которой на федеральном уровне являются элементом пресловутой «политической стильности» и возможных разменов по иным регионам. Белых в этом отношении гораздо тяжелее. Кроме того, Виноградов гораздо больше укоренен в регионе и имеет намного более развитую систему неформальных связей среди местной деловой и хозяйственной элиты. 

Может ли список губернаторов-оппозиционеров увеличиться в будущем? Если выборы губернаторов будут эволюционировать в сторону роста реальной конкуренции (для чего важна отмена пресловутых «муниципальных фильтров»), то очень вероятно. Как уже отмечено, при сохранении системы параллельных вертикалей это все равно не сможет радикально подорвать тотальное засилье админресурса на выборах в стране снизу доверху. В тоже время, как показывает опыт Кирова и Владимира, и избрание губернаторов-оппозиционеров не является делом бессмысленным и безнадежным: оно все равно дает определенный эффект, работает на усиление в регионе как политической, так и экономической конкуренции.

Но для более радикальных и существенных изменений нужны перемены в политической системе федерального уровня как с точки зрения реформы политических институтов, так и с точки зрения перехода к реальной политической конкуренции. Только тогда могут появляться и нормальные партии вместо «партий власти» как конгломератов номенклатуры.

Предыдущий материал

Задержаны подозреваемые в покушении в Казани

Следующий материал

Наследство полковника Стрельченко