Новости Календарь

Кто по-прежнему остается в тюрьме

Кто по-прежнему остается в тюрьме

На прошлой неделе в связи с объявленной Госдумой амнистией вышли на свободу четверо подсудимых по делу о массовых беспорядках 6 мая 2012 года на Болотной площади. В тот же день Владимир Путин объявил о помиловании экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского – самого знаменитого российского политзаключенного. В понедельник на свободе оказались участницы группы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина, тоже попавшие под амнистию. Во многом благодаря участницам панк-молебна российские тюрьмы за последний год стали одной из самых острых тем. С освобождением самых резонансных политзаключенных проблема правосудия и системы исполнения наказаний может отойти на второй план. Правозащитники напоминают: многие люди, осужденные по политическим мотивам, по-прежнему остаются в заключении.

Координатор «РосУзника» Сергей Власов не согласен, что с освобождением всемирно известных политзаключенных что-то кардинально изменилось в работе правозащитников. «У нас работы еще очень много: у нас в стране все время есть о ком рассказывать – тот же [экоактивист Евгений] Витишко, которому в день освобождения Ходорковского изменили наказание с условного на реальное», – напоминает он. Оставшимся «узникам Болотной», по словам Власова, будет труднее. «С выходом ряда обвиняемых из "болотного дела" вышел ряд сильных адвокатов, которые работали не только в отношении своих подзащитных, но и в отношении дела целиком», – говорит он.

Правозащитников не должно волновать, получило ли дело общественный резонанс, утверждает зампредседателя московской ОНК Анна Каретникова: «Мне все равно, кто из узников более известен, кто менее. У нас есть список людей, которых мы признаем политзаключенными, – из него вышло чуть меньше половины, а все остальные остались. Ходорковского выпустили, а Лебедев остался – как-то это не очень хорошо». Поводов для радости, по ее мнению, мало, и список «узников совести» будет только расширяться. «Все равно сядут остальные "болотники", сядет – не дай бог, конечно, – Даниил Константинов, обвиняемый в убийстве, которого он не совершал», – полагает Каретникова. Кроме того, напоминает она, остается много разрозненных негромких дел.

Не стоит разделять заключенных на политических и заведомо неправосудно осужденных, говорит исполнительный директор движения «Русь сидящая» Ольга Романова. «Да, люди вышли на Болотную бороться за идею, но чем их сроки ни за что отличаются от других сроков ни за что? Те тоже жертвы политики, при которой менты ставят палки, а судьи штампуют обвинительные приговоры», – утверждает она. Кроме того, напоминает журналистка, масса людей, включая мужа Романовой, предпринимателя Алексея Козлова, сели «по обычной схеме – по равнодушию системы, по чьему-то заказу», а вышли из тюрьмы политическими фигурами. Общее число «узников совести» не уменьшается, говорит Романова: «На фоне так называемой амнистии и выхода Ходорковского то, что случилось в Краснодаре с экологом, ужасно омерзительно. Саша Марголин, которого я хорошо знаю, Леша Гаскаров, Артем Савелов – все они сидят. Это может случиться с кем угодно, и об этом надо рассказывать людям».

Slon вспомнил самых известных россиян, осужденных по политическим мотивам, которые по-прежнему остаются в тюрьме.  

Публицист Борис Стомахин был осужден за разжигание национальной вражды и призывы к экстремистским действиям. Поводом для предъявления всех обвинений стали статьи, опубликованные им в 2011–2012 годах в личном блоге на сайте радикальной либертарианской оппозиции «Сопротивление», а также в малотиражном бюллетене «Радикальная политика». На сегодняшний день приговор Стомахину остается самым суровым из всех, вынесенных по статьям 280 и 282. Стомахин вышел на свободу в 2011 году, был вновь задержан по подозрению в нарушении тех же статей УК РФ, а также в оправдании терроризма. Стомахин находится под стражей с 20 ноября 2012 года, ему грозит десять с половиной лет колонии. После повторного ареста ряд активистов начали интернет-кампанию за его освобождение. Обращение против преследований за мысли и слова подписали, в частности, Наталья Горбаневская, Владимир Буковский, Александр Подрабинек, Владимир Шаклеин. Не все правозащитники признают его политзаключенным – так, «Мемориал» его принципиально не поддерживает, а «Союз солидарности с политзаключенными» не включает в список узников совести.

Предыдущий материал

Ходорковский и оттепель. Наступит ли новое мышление

Следующий материал

Татьяна Полихович: «Я бы очень хотела, чтоб к суду пришла вся Москва»