Новости Календарь

Дмитрий Киселев: «Моя жена психиатр, и кое-чему я у нее поднабрался»

Дмитрий Киселев: «Моя жена психиатр, и кое-чему я у нее поднабрался» Дмитрий Киселев. Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

– Доверие – это измеряемая социологическая величина! Год назад было исследование ФОМа среди всех аналитических программ на российском телевидении. И «Вести недели» по уровню доверия, конечно, оказались номером один, – безапелляционно заявляет Дмитрий Киселев и поудобнее откидывается в кресле.

В интернете над Киселевым потешаются, высмеивают сотни ляпов, обзывают Лжедмитрием и Геббельсом. Но это не мешает телеведущему сидеть с видом победителя и сопровождать свою речь такой жестикуляцией, будто бы он сейчас дирижер в оркестровой яме.

Если верить данным TNS, в течение последних двух лет его передачи еженедельно смотрят от двух до четырех миллионов человек. А теперь он еще руководит «Россией сегодня», одним из трех самых цитируемых информационных агентств страны. При таком порядке цифр действительно можно не замечать (или, по крайней мере, делать вид, что не замечаешь) существование интернета, где над твоими заявлениями и жестикуляцией будут хихикать сто тысяч человек. Но если даже Киселев и переживает по этому поводу, то своего беспокойства никак не показывает. Вместо этого он закидывает ногу на ногу, еще раз взмахивает рукой и продолжает рассуждения о высоких профессиональных стандартах. Происходящее называется мастер-классом по журналистике, который главный телепропагандист страны проводит для немолодых студентов, обучающихся на платных курсах теле- и радиовещания. В конце занятия – аплодисменты и белые розы кумиру.

Я опаздываю на пару минут. Киселев как раз заканчивал преамбулу, когда я вошел в зал.
– О! Это же вы «Слон»?! – оживляется Дмитрий и даже хлопает себя по коленке.
– Ага, рад видеть!
– Ну что ж, – говорит Киселев студентам, кивая на меня. – А теперь я вам расскажу о разнице между журналистикой и пропагандой!

Кому и знать, как не Дмитрию Киселеву, эту разницу.

Надо сказать, что с представителями непрокремлевских СМИ Киселев предпочитает общаться фразами вроде «я не буду отвечать на ваши вопросы принципиально» и «умоляю: не звоните мне больше никогда!». Но на прошлой неделе он представлял новый портал «для укрепления российско-украинских отношений» – «Украину.ру», где очень любезно беседовал с сотрудниками всех изданий. Что характерно, когда почти все они разошлись, рядом с Киселевым остались его самые преданные ценители: корреспондент телеканала «Дождь» Карина Орлова и я. И нас Дмитрий пригласил к себе на мастер-класс. Пришел, правда, я один. Говорить же Киселев начал о сюжете коллеги с «Дождя» об «Украине.ру». Этот сюжет, по его мнению, – ярчайший пример пропаганды как таковой.

– Давайте обсудим и разберем, – обращается к аудитории Дмитрий. Хотя, конечно, помощи зала в обсуждении и разборе ему не понадобится. – Телеканал «Дождь» сообщил, что «14 мая Дмитрий Киселев представил новый портал и фильм подруги Януковича о том, что украинцев не существует». Есть информационные шакалы – они могут питаться информационной падалью и питать ею других. Более того, подавать это как некую компрометирующую информацию. Назвать это журналистикой я не могу! Что это такое, пропаганда? Это все равно что тот случай, когда украинские СМИ утверждали, что у меня был инфаркт и я уволился из «России сегодня». Ну вот я сижу сейчас перед вами – с инфарктом и уволенный, – ёрничает Киселев под дружелюбные смешки в зале.

Надо признать, заголовок материала «Дождя» и правда не очень корректен. Фильм на презентации «Украины.ру» был действительно не о том, что украинцев не существует, а о том, что как народ они появились при помощи немецкой пропаганды. Но речь об этом шла в сюжете, впрочем, Киселев предпочел сосредоточиться только на заголовке. Однако автор фильма и новая сотрудница «России сегодня» Алена Березовская сама признавалась, что дружит с Януковичем. Но Киселеву этого мало, поэтому он поясняет: на Украине ходили устойчивые слухи, что она любовница Виктора Януковича и «Дождь» намекает на них, а значит, занимается «тухлой клубничкой». Фильм Березовской Киселев назвал «блестящим». И никак не прокомментировал тот факт, что цитата канцлера фон Бисмарка, на которой строится сюжет, выдумана.

– Телеканал «Дождь» пишет, что украинцев не существует, чисто такую ложь! – не успокаивается Киселев. – Правда, возникает вопрос: ну а может, они, в грязной зоне интернета, делают это не специально? – все-таки пытается заступиться за «Дождь» Киселев.

Тут надо сказать, что он в чем-то «Дождь» все-таки поддерживает – например, носит хипстерские штаны песочно-оранжевого цвета, в каких телеведущие появляются разве что на «Дожде». Возможно, именно поэтому далее он пускается в рассуждения о грехах, которые можно так же спокойно вменять его собственным передачам.

– «Дождь» строит свои сюжеты на второстепенных признаках. Это когда человек, шизофреник, пытается убедить вас мыслить именно в таких пропорциях: когда то, что является большим, обесценивается и преуменьшается. А то, что не существует, – выдается за существующее, и ему придается большое значение. Выпячивается незначительное – и вас принуждают мыслить об этом! – вскидывая указательный палец вверх, объявляет Киселев и поясняет свою осведомленность в теме психиатрии: – Моя жена действующий психолог, занималась психиатрией, и кое-каких вещей я у нее поднабрался.

– Я не хочу сказать, что «Дождь» шизофреники. Но они заставляют нас жить в параллельных пропорциях. Но если человек мыслит так, то возникает основание полагать, что у него шизофрения. Он неустойчив, и это может доходить до социальной опасности! Он может же и убить, – вздыхает телеведущий в песочно-оранжевых штанах и углубляется в тему шизофрении: – Нам, в России, нужно полгода наблюдений, чтобы поставить диагноз «шизофрения». Но на Западе это делается намного быстрее! Например, ее так быстро поставили Брейвику (норвежскому террористу, устроившему взрывы в Осло в 2011 году и расстрелявшему молодежный лагерь на острове Утойя.Slon) перед судебным процессом. Мы переписывались с моим норвежским коллегой, ветераном журналистики. И я ему говорил: «Ну вы какие молодцы! Мы нахлебались в Советском Союзе с карательной психиатрией и все делаем долго, а вы сразу за неделю разобрались с Брейвиком!» Так мой приятель опубликовал мой мейл в норвежской прессе – диагноз Брейвику тут же отменили! Это исторический факт!

Тут Киселев мог бы сказать, что упомянутый фильм на презентации «Украины.ру» построен по такой же шизофреничной схеме. Но нет.

– То, чем занимаются эти люди, – это разрушение системы ценностей, в которой живет Россия! Если вы говорите, что надо сдать Ленинград ради сохранения жизней, вы обесцениваете систему ценностей, на которой существует государство! Если вы обесцениваете акты отваги – вы обесцениваете самое ценное! Можно так делать? Можно! Потому что в России существует свобода слова, которая существует в гораздо более широком диапазоне, чем на Западе. У нас же можно сказать: «я люблю геев» или «я не люблю геев». А на Западе нельзя сказать, что вы не любите геев! – утверждает Киселев, после чего переходит к рефлексии о том, почему он такой, предварительно зачитав в качестве примера правильного пропагандистского материала классический текст Ильи Эренбурга времен войны «Убей» («…Если ты не убил за день хотя бы одного немца – твой день пропал…»).

– Ну, то есть я не призываю вас сейчас убить немца, – успокаивает аудиторию гендиректор «России сегодня». – Говорят, что меня таким сделал Путин. Говорят, вот каким я парнем-то был раньше – либеральный журналист! Но я не отрицаю либеральное прошлое – более того, я им горжусь. Но я не отрицаю своей эволюции. И ее я желаю каждому… Когда я поехал на Украину, во мне застрял вопрос моего конюха. Прихожу как-то раз на конюшню, а там конюх чистит денник от навоза. Он машет лопатой и говорит: «Хорошая у тебя была программа!» А там программа была о водке – ее история, как отличить настоящую от ненастоящей, в общем, такая энциклопедия. Но конюх машет лопатой и добавляет: «Но самого главного не сказал! Какую брать?» Тогда я понял: надо говорить, какую брать. Тогда я решил прямо говорить, что такое хорошо и что такое плохо!

Периодически Киселев упоминает «пятую колонну» и методично кивает на меня, утверждая, что есть такие журналисты, которые пытаются разрушить российские ценности. Полагая, что он все-таки опять имеет в виду коллег с федеральных каналов, но политкорректно их не называет, я спрашиваю его о нашумевшем случае на «России 1», когда журналисты, рассказывая об убийстве мирного украинца «Правым сектором», снабдили сюжет кадрами с Северного Кавказа.

– В этом сюжете была сделана ошибка, но ошибки возможны. Все грешны под Луной. Ошибка, но ни в коем случае не манипуляция. Это, может, была ошибка в компьютере. Или юные нимфы-монтажницы что-то неправильно взяли откуда-то там. Существует масса опций того, как такая ошибка могла вкрасться. Я уверен, что на ВГТРК идет внутреннее расследование по этому поводу, – с ходу отвечает Дмитрий Киселев, хотя при этом честно признается, что сам сюжет он не видел.

– Объективно: если вы разрушаете ценности, которые держат общество, вы становитесь власовцем! А есть всегда high lights нравственности. Ну вот Сергий Радонежский – давайте скажем, что он пьяница и алкоголик, все было наоборот. – Наконец-то телеведущий обращается ко мне, называя «пятой колонной». – Вы тогда объективно работаете на разрушение ценностей нашего Отечества. Вы – «пятая колонна», и что в этом обидного? Если это ваш выбор – гордитесь им! Мы держим вас на ладони! Мы гладим вас пушистых – и вы можете себе это позволить. И мы достаточно сильны, чтобы позволить это себе, – подытоживает он, вполне искренне объясняя причины своего спокойствия ко всем шуткам над собой в интернете. При необходимости эта ладонь в любой момент может сжаться.

– А интервью вам я давать просто не буду! Не хочу давать интервью «Эху Москвы», «Слону» или «Дождю», которые будут потом говорить: «А что, у нас же разные мнения бывают!» Меня будут использовать как прикрытие их подрывной деятельности! Будут говорить: да вот же, у нас Киселев не вылезает! А я так не хочу – и другим не советую! Вот дал я осенью интервью «Ленте.ру». Но там куски моей речи были выкинуты, а этот журналист (Илья Азар.Slon)… – пытается вспомнить Киселев, хлопая себя ладонью по лысине. – Как его? Ну, который гордится, что такие крутые интервью делает? Свои-то вопросы он переписал! Больше я не хочу в этом участвовать, потому что я за честность! Я за профессиональную корректность! – ставит пафосную точку телеведущий.

За время мастер-класса его посетила, кажется, только одна негативная эмоция.

– Это Swatch, – демонстрирует он свою руку с часами на ремешке типа Nato Strap, цветов георгиевской ленточки. – Недорогие, долларов 100 или 150. Мы заказали двести таких в качестве корпоративных подарков. Была модель с такой расцветкой ремешка, мы ее и взяли, посчитав очень символичной. Но эти же швейцарцы просто все сделали, чтобы мы не получили часы к 9 мая! – с горечью произносит Киселев и делает характерный жест в сторону всей Швейцарии и ее злокозненных часовщиков.   

Предыдущий материал

Смерть слова: как украинский бунт опустошил русский политический язык

Следующий материал

Кейс: оправдание бобров