Новости Календарь

Тактика защиты Навального. Политический процесс или судебное разбирательство?

© Максим Шеметов / Reuters

Суд над Алексеем Навальным в Кирове длился меньше часа, затем было решено объявить перерыв на неделю. Другое ходатайство защиты – о переносе рассмотрения дела в Москву – суд отклонил. Известные адвокаты в разговоре со Slon размышляли, как Навальному стоит строить тактику поведения на заседании и чем все может закончиться. По мнению одних, адвокатам Навального необходимо делать упор на заказном характере дела, другие считают, что необходим в первую очередь подробный разбор обвинения. 

Марк Фейгин,
адвокат Pussy Riot и фигуранта «Анатомии протеста» Леонида Развозжаева

40 минут недостаточно, чтобы делать далеко идущие выводы. Процесс, совершенно очевидно, является политическим, доказательств тому достаточно. Был спор об истечении сроков давности преступления, было закрыто и возбуждено вновь предварительное следствие. Наконец, было интервью Маркина в «Известиях», который прямо заявлял, что политический мотив присутствует, а ведь это официальный представитель СК. Не будем забывать, что Алексей Навальный сам является адвокатом, то есть лицом, обладающим специальными процессуальными правами, и нужны были определенные процедуры, чтобы привлечь адвоката к уголовной ответственности.

Я не предлагаю защите отказываться от процессуального права доказывать невиновность Навального в краже 16 млн рублей. Но когда мы говорим о политическом мотиве, мы настаиваем, во-первых, на публичном характере дела, на который дал добро в первую очередь сам Навальный, когда выложил материалы дела в интернет. Когда обвиняемые так делают, это значит, они не рассчитывают на объективность суда. Во-вторых, мы понимаем, что суд с обвинением даже не пытаются объективно разобраться. Каковы шансы Навального стать первым оправданным в практике этого судьи? Неслучайно дело будет рассматриваться в Кирове – власть хочет убрать всю эту возню подальше от столицы. Из всех доказательств, которые выложил Навальный, следует, что обвинение подвергает сомнению сами основы рыночной экономики, в которых цена формируется по соглашению сторон, участвующих в хозяйственной деятельности. Если предположить, что Навальный с подельниками получили доход во время продажи и это преступление, значит, мы возвращаемся к плановой экономике, либо есть отдельные люди – Ходорковский, Навальный, на которых Конституция не действует.

Защита существует не сама по себе. Не бывает так, что Навальный политик, а его защита – меланхоличные юристы. Позиция защиты отражает позицию доверителя, и если подзащитный считает, что процесс заказной, то защита наряду с фактами, доказывающими его невиновность, должна говорить и об этом. Если об этом не будет говориться, то суд над Навальным превратится в обычный хозяйственный процесс. ТВ уже ставит его в один ряд с жуликами: Сердюков, Билалов, Навальный – вот коррупционеры, разворовавшие страну. Защита должна говорить, что дело организовано с одной целью – прекратить его политическую активность, работу фонда борьбы с коррупцией и умерить его президентские амбиции. Если этого делаться не будет, то даже если ему дадут условный срок, он станет обычным жуликом в глазах публики, и все заявления Навального в блогах потеряют всякую силу. И тогда по следующему делу, связанному с «Почтой России», его уже по-настоящему посадят.

Вадим Клювгант,
адвокат Михаила Ходорковского и «узника Болотной» Николая Кавказского

Насколько я могу судить, позиция защиты состоит в том, что дело фальшивое и нет никакого преступления. А когда мы говорим, что нет преступления, это автоматически означает, что никакого наказания вообще быть не должно. То, что это дело политически ангажировано, мне кажется, настолько очевидно, что специально этого заявлять не требуется. Но когда защита по косточкам разбирает предъявленное обвинение и показывает его фальшивость, становится само собой очевидно, что есть какие-то скрытые мотивы для заведения этого уголовного дела. Без профессионального юридического разбора предъявленного обвинения невозможно профессионально обеспечить защиту, а его разбор уже поможет обосновать, что дело является политическим.

Оценивать действия защиты Навального я не могу, это непрофессионально. Если им требуется дополнительное время и они заявили об этом, значит, все правильно сделали. Если этого не хватит, ничто не помешает им заявить аналогичное ходатайство еще раз. Пока я не вижу судьбоносных сигналов, по которым можно судить о процессе. Я бы не сказал, что суд нарочно затягивает дело, ведь тогда логично и защиту Навального в этом заговоре заподозрить. Если какие-то люди приехали на суд, значит, им это искренне интересно, но главное здесь все-таки не то, что они осчастливили суд своим присутствием, а соблюдение гарантий подсудимой стороны.

Игорь Трунов,
защитник жертв взрыва на улице Гурьянова, теракта на «Дубровке» и пострадавших от выстрелов майора Дениса Евсюкова

То, что происходит с Навальным, – это типичная история о правонарушениях со стороны региональных должностных лиц на стыке коррупции, растраты и мошенничества. Такого рода дела идут потоком, и в моем делопроизводстве они есть. И то, что мы из всего потока клоновых дел говорим только о Навальном, связано лишь с тем, что он участвовал в протестных акциях. Обычно такого рода дела не идут так показательно вежливо. Конечно, внимание прессы оказывает определенное положительное давление на суд, поэтому нормы судопроизводства максимально соблюдаются и суд идет навстречу подсудимому. В иных ситуациях, когда вы говорите: «Я не успел ознакомиться», вам отвечают: о'кей, не вопрос, вот вам два часа на ознакомление. И никого не волнует, что вы не успеете. А тут дали неделю.

Я думаю, это будет такой показательный процесс в части соблюдения регламента. Туда можно будет студентов юридических вузов приглашать посмотреть, как должен вестись процесс. Он заменит телесериал «Суд идет» с участием Астахова, только будет гораздо более поучителен. Правда, он идет по канонам шоу-бизнеса, а не реальной судебной системы, которая гораздо злее и меньше внимания уделяет правам обвиняемого, адвокатов, а подчас и прокурора.

В подобной ситуации основная работа защиты должна вестись на стадии расследования дела и состоять в сборе и оценке доказательств, возражениях против действий обвинения, вердикта прокурорского надзора и так далее. В суд дело приходит уже с собранными доказательствами, и суд не имеет права выйти за их рамки. Ходатайство о переносе заседания в Москву мне непонятно – свидетели в Кирове, преступление совершено в Кирове, а то, что Навальный живет в Москве, – это несерьезный аргумент. А что, в Сочи было бы еще комфортнее, и журналистам бы понравилось. Если бы адвокаты Навального, проанализировав материалы дела, заявили ходатайство о возвращении дела прокурору для устранения недостатков, заявили какие-то ходатайства о квалификации участников процесса, – можно было бы говорить, что это и есть адвокатская работа.

Предыдущий материал

Live из Кирова. Суд над Навальным начался и сразу закончился

Следующий материал

Это не окей! Или одиночество Дурова