Новости Календарь

Новые узурпаторы контента

Новые узурпаторы контента Фото: pelwaves.com

Адаптемы медиа, окончание. Начало здесь

Адаптема 22. Отказ от гутенберговского текстоцентризма

Опубликовать видео теперь легче, чем текст. Ведь текст еще надо сочинить.

За предыдущие 5 тысячелетий мы привыкли, что текст – это наилучший способ передачи информации на расстояние и во времени. Текст делал мир наших представлений транспортабельным. В результате связанными оказались не только люди, но и знания.

Однако уже в эпоху радио и ТВ тексту пришлось потесниться. А нынешнее освобождение авторства коснулось и мультимедийных вольностей. Не только пишут, но также говорят и показывают теперь все. Мы не стали читать меньше, мы стали читать короче. Объем текстов растет, но их роль в передаче информации, видимо, уже уменьшается.

Отдельного упоминания заслуживает тот ущерб традиционной культуре, который наносится сокращением длины чтения. Воспитанные на усилии читать, мы ассоциируем знание с большим и сложным текстом.

Возможно, длинное чтение сохранится как усилие послушника, как элитарный фильтр, отбирающий когорту тех, кто способен работать с серьезными знаниями. Иногда кажется, что неизбежное сокращение длины чтения грозит человечеству разделением на эллоев и морлоков.

Адаптема 23. Контентный дизайн и семантическая революция

Роль дизайна и инфографики в передаче массовой информации растет. Журналистскому материалу не обязательно быть статьей. Уже даже в России появился журнал, в котором нет текстовых статей; все материалы выполнены именно инфографикой – интересными картинками, содержащими графики, выкладки, рисунки, текст.

Но data-дизайном дело не ограничится. Это лишь первый шаг, доступный даже на бумаге. Контентный дизайн предполагает аранжировку сообщения разными средствами передачи смысла: текстом, картинками, звуком, видео. А на iPad звуко-видео-картинки не просто движутся, но и реагируют на действия «читателя». Это уже та самая газета Гарри Поттера. (Кстати, а что нас в ней очаровало? Именно то, что не является текстом.)

Технические решения позволят самодеятельным авторам создавать дополненную реальность. Дополненную не только картинками. 3D-пространство, передача запахов, тактильных ощущений – уже сегодня не фантастика. Мы сможем брать информационные объекты и образы руками, обнимать их, надкусывать и проделывать все то, что мы делаем с физическими объектами. Будет ли там место тексту? Возможно, в качестве атавизма останутся подписи и надписи.

Развитие контентного дизайна приведет к тому, что на смену читабельности придет аттрактивность – способность сообщения комплексно воздействовать на все органы чувств. Для общества это наверняка будет новым стрессом, потому что информация будет нападать на человека еще более умело, всесторонне и агрессивно.

В конце концов, свершится семантическая революция. Когда производство и распространение чувственных образов станет доступным любому, текст окажется самым сложным способом передачи информации. Он проиграет соревнование в экономичности.

Средства чувственной передачи информации будут подражать первой сигнальной системе. А потом создадут третью. Если это станет просто, то виртуальная чувственность начнет с симулирования обычных ощущений, затем расширит их диапазон (прежде всего, за счет отказа от физических координат и гравитации), внедрит неведомые чувства и изменит сознание.

Мир прямо передаваемых от человека к человеку ощущений по чувственному воздействию сравняется с физическим миром, но потом превзойдет и заменит его. На этом этапе аранжировка контента превратится в аранжировку реальности, а люди – в богов.

Возвращаясь к медиа: предстоящий рывок в контентном дизайне еще больше отбрасывает в прошлое те СМИ, которые только задумываются о переходе в цифру. Они-то планируют просто перейти с текстами и фотографиями на другой носитель. Но средства выражения в интернете уже не текстовые, а мультимедийные, да еще и доступные всем.

Адаптема 24. Кнопка Like как отказ от авторства. Рождение новой публики

Монополия и бизнес старых СМИ охранялись барьером доступа к опубликованию – к печатному станку, телерадиотранслятору. В новой среде свободного авторства такого барьера нет, публикуются все.

Однако авторами могут быть не все и не всегда. Это хлопотно. Как обеспечить человеку участие и не утомлять его сочинительством? Очень просто – с помощью кнопки Like и ей подобных.

Публикатору теперь не надо творить ради отклика. Достаточно поддержать интересную тему нажатием кнопки: «Лайкаю – значит существую». Вирусный редактор работает и с такими протезами. Трудозатраты уменьшились. Экономия усилий оптимизирует авторство до степени… добровольного отказа от авторства.

В аморфной среде публикаторов-любителей начинает выделяться ядро авторов-принципалов, которые при любом раскладе будут держаться за свое право производить «тяжелый», первичный контент. Остальные довольствуются междометиями и дистрибуцией.

Благодаря кнопкам share и like начинается процесс формирования новой публики. Она гораздо более активна, чем публика прошлых эпох: она интерактивна. Ее границы размыты: разгорячившись на какой-то теме, каждый может выскочить из публики в авторы. И все же такая публика противопоставлена «истинным» авторам.

Теоретически, производство контента может быть заново приватизировано – но теперь не из-за ограничения допуска к публикаторству (он будет по-прежнему свободным), а благодаря лени масс.

Адаптема 25. Глобальные провайдеры авторства – новые узурпаторы контента

В истории было три освобождения текста: освобождение письменности (алфавит), освобождение чтения (печатный станок), освобождение авторства (интернет). Каждое освобождение текста разрушало предыдущий общественный уклад, потому что прежние авторитеты лишались монополии на общественную информацию.

Однако на каждом этапе вызревали новые авторитеты, которые заново приручали массовую информацию и узурпировали власть. Больше того – именно те самые революционные силы, которые освобождали контент, его потом сами же и порабощали. Вокруг них по-новому группировались власть, мораль, капитал.

Кто узурпирует всемирный контент на этот раз?

Те, кто освободил авторство интернетом, и теперь автоматизирует публикаторство лайком, чтобы образовалась внимающая публика новой эпохи. Провайдеры авторства становятся его оптимизаторами, а потом и узурпаторами.

В самом деле, кто способен противостоять открытой среде и выдирать, обособлять из нее контент с помощью специальных захватов, упаковок, сетей доставки? Те, кто ее создает. Это всемирные упаковщики Apple и Google, всемирный дистрибутор Цукерберг, а также политики и капиталисты, инвестирующие в новое сетевое общество, которое, очевидно, будет носить наднациональный характер.

Алфавиту потребовались века, Гутенберг управился за полтораста лет, провайдерам сети понадобится лет двадцать.

Предыдущий материал

Печатный рубль превращается в цифровую копейку

Следующий материал

Как убедить шизоида