Новости Календарь

Оборотни с мандатом. Откуда берутся единороссы

Оборотни с мандатом. Откуда берутся единороссы © loyalkng.com

После возвращения Владимира Путина в президентское кресло Госдума превратилась во взбесившийся принтер: столько скандальных запретительных законов еще никогда не принималось за такое короткое время. Единороссы наперебой доказывают необходимость и своевременность этих мер, особенно преуспели в этом люди, которых когда-то сложно было заподозрить в том, что они станут приверженцами политики закручивания гаек: бывший анархист Андрей Исаев, бывший нацбол Александр Сидякин и бывшая яблочница Ирина Яровая. Вместе с бывшими соратниками этих людей Slon решил вспомнить, как начиналась политическая карьера рупоров режима. Расспросить  самих единороссов об их эволюции политических взглядов не удалось: Сидякин обещал пообщаться после праздников, а Яровая и Исаев на звонки не отвечали.

 

Фото: Politsurfer, Wikipedia.org

Андрей Исаев – один из ключевых руководителей «Единой России», он занимает пост первого заместителя секретаря генерального совета партии. Также в Думе он уже несколько созывов – бессменный глава Комитета по труду и социальной политике. Исаев зарекомендовал себя как активный агитатор, готовый защищать партию и путинскую идеологию в дебатах с оппозиционерами и беспощадно бороться с любыми проявлениями оппозиционности. Скажем, активно поддерживая изгнание Геннадия Гудкова из Думы, он даже не побоялся  задеть чувства руководителя своей фракции Андрея Воробьева (сын вице-спикера Совфеда Юрия Воробьева) и инициировал закон, запрещающий близким родственникам работать в парламенте.

Поддерживая под предлогом борьбы за сильное государство все последние запретительные законопроекты «Единой России», в том числе и по резкому увеличению штрафов за несогласованные митинги, Исаев борется с самим собой в молодости. Ведь начинал свою политическую карьеру он как анархист, причем с диктатом государства он боролся посредством участия в несогласованных митингах. Об этом в интервью Slon вспоминает, например, его бывший соратник Александр Шубин, ныне возглавляющий Центр истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН. Когда-то он вместе с Исаевым создавал Конфедерацию анархо-синдикалистов.

Александр Шубин:

«Андрей Исаев менялся постепенно. Начинал с идей демократического социализма, альтернативных официальному марксизму-ленинизму, затем мы стали радикальнее, как и вся страна, и провозгласили себя анархо-синдикалистами; затем он остался просто синдикалистом, левым социалистом, затем правым, затем вместе с профсоюзным руководством и партией «Отечество» перешел на сторону нынешнего президента и стал социал-консерватором. Жаль, ведь он подавал такие надежды, помню, как он выступал в 1990 году на стотысячном митинге на Манежке, он тогда был хорошим оратором, умным и симпатичным молодым человеком. Сейчас даже тембр его голоса изменился, да и говорит он уже совсем не так убедительно – это все-таки куда сложнее, защищать такую власть.

Что-то в нем, впрочем, осталось прежним, он все так же выступает против либерализма и коммунизма, все так же занимается социальной повесткой, правда, уже по другую сторону баррикад.

Я помню конец 1980-х годов, тогда Исаев занимался принципиально тем же, чем сегодня Удальцов или Развозжаев. Он активно участвовал в организации протестных митингов, в том числе и несогласованных. Тогда ведь согласовать акцию было не менее сложно – действовали так называемые «временные правила» по организации массовых акций, которые по сути носили запретительный характер. Нам могли просто сказать в исполкоме Моссовета, что «митинг на вашу тему не актуален», или переносили куда-нибудь на задворки. Несогласованной была и первая массовая оппозиционная демонстрация, не разогнанная властями, которую мы провели 28 мая 1988 года. Тогда мы в количестве двухсот человек плотной колонной прошли от Большого Театра до Пушкинской. Исаев шел впереди с красным флагом. Милиция растерялась, мы неожиданно, одномоментно собрались и двинулись, а ОМОНовцев тогда еще не привлекали к митингам, начали привлекать только с августа того же года. Времена были примерно как сейчас, иногда и дубинками разгоняли, причем довольно жестоко. Правда, в суде даже тогда иногда можно было оправдаться – мне, скажем, однажды довелось провести сутки в КПЗ, но потом быть оправданным в суде. Сейчас такое сложно себе представить, чтобы суд в такой ситуации был объективен. Но арестовывали и тогда часто, и было уголовное преследование Новодворской и Кузнецова. Исаева, насколько я помню, не арестовывали, но летом 1988 года ему впаяли штраф за то, что сейчас бы назвали организацией массовых беспорядков – оштрафовали на 50 рублей, которые ему собрали сторонники там же, в зале суда.

Помню, тогда еще, в 1990-м, в интервью журналу «Юность» он предсказал приход к власти партии, подобной «Единой России». И свое место он тогда видел, конечно, в качестве борца с ней. А теперь, когда он смотрит на этот мир из окна служебной машины, ему, наверное, уже кажется, что в стране все наладилось, люди, с которыми он говорит, высказывают ему «одобрямс» – им ведь всем от него чего-то нужно. И когда мы с ним разговаривали, он очень удивлялся, что я не согласен с его оценкой происходящего в стране. Он пытался меня переубедить, впечатление было такое, что мы живем в разных странах. Для меня это было познавательно как для историка – понять, как они представляют себе нашу страну. После декабрьских «выборов» я с ним не общался».

Предыдущий материал

Когда вернется сурковская пропаганда?

Следующий материал

Аркадий Мамонтов: «Я не агент ФСБ, я просто беру у них материал»