Российско-грузинская война      О пятидневной войне

Расчет на то, что России не существует

Грузинский план войны в Южной Осетии был весь основан на неверном понимании позиции России
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 2 5 748 экспорт в блог
План был прост | Забыли про Россию | Провал наступления | Психологические проблемы | Безрассудная атака | Второй фронт и пустое место

За несколько лет разведки и планирования атаки на Южную Осетию грузинская сторона разработала детальный план операции. Грузинское руководство и командование надеялось, что значительно возросшие боевые возможности их армии позволят совершить быструю и эффективную военную операцию с минимальными потерями.

ПЛАН БЫЛ ПРОСТ

Планировалось, что к западу от Цхинвали 4-я бригада займет Хетагурово, к востоку – 3-я пехотная бригада захватит Присские высоты, а также сёла Дменис и Сарабук, а затем обе бригады обойдут город с севера и замкнут окружение у села Гуфта. Затем они должны были быстро наступать в сторону Джавы и Рокского тоннеля, чтобы исключить помощь осетинским формированиям извне.

Тем временем полицейские части, спецназ при поддержке артиллерии и танков должны были занять Цхинвали.

Вся операция должна была проводиться в высоком темпе и занятие территории и основных населённых пунктов должно было быть завершено к исходу 3 – 4 суток. После чего планировалось методично подавить разрозненные очаги сопротивления. Для надёжной оккупации территории и ведения контрпартизанских действий планировалось при необходимости привлечь до 40 000 резервистов, подготовка которых активно велась до войны.

ЗАБЫЛИ ПРО РОССИЮ

Главной проблемой грузинского плана операции являлось полное игнорирование возможности активного вмешательства в конфликт российской армии. Не заметно никаких приготовлений для противостояния возможному вводу российских войск.

Причины такой странной уверенности не ясны. По косвенным и неофициальным данным можно судить, что грузинским командованием в первые часы конфликта были предложены гарантии ненападения на российских миротворцев, если они не будут оказывать вооружённое сопротивление грузинской операции.

В первые часы наступления грузинская армия избегала ведения целенаправленного огня по пунктам дислокации российского миротворческого батальона и его блок-постам на границе с Грузией, видимо, стараясь избежать их активного вмешательства в конфликт. Первые потери в южном (верхнем) лагере российских миротворческих сил, находившемся прямо на пути грузинского наступления появились только спустя 5 – 6 часов с начала обстрела города и осетинских укреплений вокруг него.

Надежды грузинского руководства были беспочвенны. Российская сторона была полностью готова защитить непризнанную республику и её жителей, вне зависимости от количества потерь в своём миротворческом батальоне. Поэтому первые российские войска пересекли границу ещё до того, как среди миротворцев появились раненые и убитые. Молниеносная военная реакция России серьёзно спутала грузинские планы.

Два усиленных российских батальона, спустя считанные часы оказавшиеся уже недалеко от зоны конфликта, препятствовали планам быстро занять Джаву, даже при удачном развитии наступления на Цхинвал.

Грузинская армия была недостаточно готова к противостоянию с ними. Она была хорошо приспособлена и обучена в основном для противоповстанческих действий. Основу грузинских сухопутных войск составляла в основном лёгкая пехота, передвигавшейся на небронированной автотехнике и имеющая относительно небольшое количество бронетехники и самоходной артиллерии.

Для того, чтобы иметь возможность быстро выбить с позиций и отбросить назад занявшие оборону на удобной местности российские батальоны, оснащённые БМП-1 и БМП-2, поддержанные танками, самоходными орудиями и установками залпового огня, грузинской стороне пришлось бы провести масштабную перегруппировку сил, да и это не гарантировало им успеха. При этом, каждый час задержки увеличивал количество российских сил в Южной Осетии.

ПРОВАЛ НАСТУПЛЕНИЯ

Но проблемы для грузинской группировки начались ещё до встречи с российскими войсками. С самого начала операции, темпы продвижения грузинских войск оказались ниже планировавшихся командованием. Лишь там, где они не встречали никакого сопротивления, например в Ленингорском районе или у Переви, они начали движение в соответствии с графиком. Быстро удалось взять и крупное пограничное село Хетагурово, атакованное в первую очередь.

Но там, где грузинская пехота попадала под ответный миномётно-артиллерийский огонь южноосетинских войск или встречала их оборонительные пункты, темп продвижения резко падал. По таким узлам сопротивления запрашивалась артиллерийская поддержка, иногда привлекались танки.

Такая тактика является эффективной при встрече с заведомо слабым противником, уступающем в численности и огневой мощи. Но она же замедляла продвижение. Пока грузинская армия методично пыталась не вступая в контактный бой подавить взводные опорные пункты у Квайсы, в Знаурском районе, позиции на Присских высотах и на подступах к Цхинвалу, по территории республики и по направлению к ней уже двигались российские войска.

Не смотря на то, что от окраин Цхинвала до грузинской границы всего несколько сот метров, войти в него грузинским войскам удалось лишь в десятом часу утра, после подавления позиций у Тбета и расстрела южного лагеря миротворцев.

В самом городе продвижение шло успешно, но, встретив упорное сопротивление в центре, у штаба миротворческих сил, понеся первые крупные потери, грузинская армия отступила из города, несмотря на то, что имела полное количественное и качественное превосходство над защитниками города.

Это показало недостаточную устойчивость грузинской армии к потерям. Вскрыл неудачный штурм и организационные проблемы – разнородная группировка, сосредоточенная для его штурма, быстро потеряла взаимосвязь между отдельными подразделениями, что снизило её эффективность.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

После срыва штурма города, подвергнувшись авиационным и артиллерийским ударам российской армии, дезорганизованные и частично поддавшиеся панике грузинские войска на время потеряли способность вести наступательные действия. Ситуация для них усугублялась психологическим кризисом.

Грузинские военнослужащие рассчитывали на столкновение со слабым противником, которого они существенно превосходили и к войне с которым готовились несколько лет. Внезапная встреча с российской армией, победить которую в войне они имели мало шансов, способствовала резкому падению их боевого духа. В результате, к исходу суток грузинская армия отступила почти со всех завоёванных за день позиций. План наступления оказался полностью сорван. Грузинское командование вынуждено было импровизировать.

БЕЗРАССУДНАЯ АТАКА

Установив малочисленность введённых за 8 августа российских войск, грузинское руководство решило вместо занятия обороны повторить попытку наступления. Этот приказ стал роковым для грузинской армии.

За вечер и ночь 8 августа грузинская группировка в основном восстановила боеспособность, были проведены перегруппировки сил. В зону конфликта прибыла свежая 2-я пехотная бригада и введены оставшиеся резервы. Утром грузинская армия начала повторное наступление к востоку и западу от Цхинвала, а днём и на сам город.

Это привело к распылению и без того уже несколько потрёпанных сил и прямому столкновению в Цхинвале с вошедшими туда российскими войсками и южноосетинскими ополченцами. Те, получив длительную передышку, сумели гораздо лучше организовать оборону города.

В результате, после нескольких часов ещё более упорного городского боя, грузинские войска снова в беспорядке отступили из Цхинвала. На других направлениях они, хотя и не встретили российские войска, но целый день подвергались авиационным и артиллерийским ударам, что подорвало их боевой дух, и они тоже отступили.

Итогом безрассудной повторной атаки стало ещё большая дезорганизация грузинской армии и полная утрата ей возможности вести наступательные действия. При этом им не удалось нанести российским войскам существенных потерь или замедлить переброску подкреплений в Южную Осетию.

9 августа стало переломным в этом плане. Задействовав все доступные силы и средства грузинскому командованию не удалось достичь военного успеха. Войска понесли потери и были измотаны. С российской же стороны продолжался подход свежих сил, включающих полностью профессиональные части ВДВ и 42-й мотострелковой дивизии из Чечни. Противопоставить им было уже нечего.

ВТОРОЙ ФРОНТ И ПУСТОЕ МЕСТО

В это же время в Абхазию началась массированная переброска частей ВДВ и создание там российской ударной группировки. Это поставило под угрозу всю Западную Грузию и Кодорское ущелье. Там практически не оставалось грузинских войск, способных их защитить.

Мобилизация резервистов, которыми можно было компенсировать потери армии и усилить оборону страны провалилась. Уже мобилизованных резервистов не удалось задействовать из-за нехватки офицеров и отсутствия единого руководства ими. В результате, их пришлось распустить по домам.

К исходу вторых суток войны стало очевидно, что стратегическая ситуация для Грузии сложилась крайне неблагоприятно. Все её военные планы оказались полностью разрушены, а инициативу получили российские войска. Вопрос был лишь в том, насколько затянется конфликт и в какой момент война будет остановлена по политическим причинам.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 2 5 748 экспорт в блог
ТЕГИ:  Абхазия Грузия Политика Правительство Грузии Саакашвили Михаил Южная Осетия