Новости Календарь

Режиссер «Срока»: «Мы будем продолжать снимать»

Режиссер «Срока»: «Мы будем продолжать снимать» Павел Костомаров © Сергей Фадеичев / ИТАР-ТАСС

Сегодня режиссер документального фильма «Срок» Павел Костомаров заявил о приостановке проекта из-за вмешательства Следственного комитета. В интервью Slon он пояснил, что именно будет приостановлено, когда ожидать выпуск фильма и какие из героев ему полюбились больше всего.

– Павел, зачем приостанавливать работу над «Сроком», что вам мешает снимать дальше?

– А мы и будем снимать дальше, но не будем выкладывать эпизоды в сети, как делали это раньше. Мы не хотим давать новых поводов для Следственного комитета, не хотим разрушать из-за них отношения с нашими героями. То есть мы приостанавливаем только онлайн-проект.

– То есть съемка продолжается?

– Да, мы просто не будем ее афишировать, и она будет касаться того, что мы считаем нужным, и знать о ней будут только герои и авторы. Раньше мы публиковали, по сути, новости, пусть и с небольшой задержкой. Это позволяло добиться того, чтобы как можно больше интересных фрагментов было опубликовано, в фильме же придется много вырезать. Но теперь мы от этого формата отказываемся.

– Сколько материала вам надо еще отснять, чтобы получился полноценный фильм?

– Думаю, минимум год. Такое кино делается медленно.

– Это будет фильм для фестивалей или подразумевается какая-то расширенная телеверсия тоже?

– Если через год будет свободное телевидение – покажем и по телевидению.

– Что именно из ваших материалов интересовало следователей?

– То, что касалось 6 мая. Но по манере и форме получения информации создавалось впечатление, что это было продиктовано не целесообразностью следствия, это больше выглядело как показательная акция. Любопытно, кстати, что ордер был выписан в день моего рождения, интересное совпадение.

– Все ли материалы были изъяты при обыске?

– Мне пришлось дать подписку о неразглашении обстоятельств обыска. И мне эта подписка очень удобна, чем меньше я буду разглашать, тем меньше я могу навредить.

– Насколько законным вы считаете то, что вас, журналиста, сделали свидетелем по делу?

– Во-первых, де-юре я журналистом не являюсь, а во-вторых, от квалификации как свидетеля избавляет только статус священника и статус адвоката, так что тут закон, к сожалению, не на моей стороне.

– Были герои вашего фильма, которые после обыска стали волноваться? Вы из-за них прекратили онлайн-проект?

– Да, были те, кто стал звонить, спрашивать: «А что там я?» – и стали такие вопросы задавать, которые боялись даже до конца сформулировать.

– Как изменилось в целом ваше мнение об оппозиции за время съемок?

– Оно изменилось, но на этот вопрос надо отвечать осторожно, я бы не хотел, чтобы какие-то мои критичные слова были использованы против оппозиции, которой и так сейчас нелегко. Кто-то разочаровал, но кто-то, наоборот, произвел самое приятное впечатление своей открытостью и харизматичностью: Леонид Волков, Эдуард Лимонов, Сергей Пархоменко. Вот такой получается список из совершенно несовместимых людей.

Как вы думаете, протест сегодня вернулся в исходную точку или, наоборот, это уже необратимый процесс?

– Я уверен, что речь идет лишь о некотором спаде и нам стоит ждать новой волны протеста. Хотя, увы, очень многое банально определяет цена на нефть.

Предыдущий материал

15 декабря: идти, не идти?

Следующий материал

Мышеловка для оппозиции