Новости Календарь

Рыжков: на Валдае я поставил Путину требования Болотной и Сахарова!

Рыжков: на Валдае я поставил Путину требования Болотной и Сахарова! Владимир Рыжков. Фото: ИТАР-ТАСС / Руслан Шамуков

Сегодня президент Владимир Путин заявил, что не исключает амнистирования узников «болотного дела» после того, как им будут вынесены приговоры. Вопрос о «болотном деле» Путину задал сопредседатель РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков, также поинтересовавшийся у президента, что тот думает по поводу фальсификаций выборов в регионах. Ответы главы государства прозвучали очень расплывчато: кроме слов об амнистии, Путин провел параллели между фигурантами «болотного дела» и мародерами, громившими витрины магазинов во время уличных беспорядков в Лондоне. Slon связался с Владимиром Рыжковым, чтобы узнать, зачем ему понадобилась поездка на Валдай и чего он ждет после ответов Путина.

Вы удовлетворены ответами президента на ваши вопросы о «болотном деле» и фальсификациях на выборах?

– В какой-то степени – да. Потому что Путин впервые дал понять, что знает «болотное дело», то есть это придает делу такой федеральный резонанс и федеральный статус…

Извините, но про «болотное дело» журналисты как минимум полгода назад спрашивали.

– Ну видите, полгода назад – это уже достаточно давно. А тут шла трансляция на всю страну, здесь собралась вся мировая интеллектуальная элита, поэтому у моего вопроса было немного другое качество. А то, что Путин сказал о том, что он не исключает амнистии, – это серьезное продвижение вперед! Все-таки не шутка, когда глава государства говорит такую фразу. И, что касается выборов: Путин признал, что не во всех регионах выборы были честными, хотя на самом деле в некоторых регионах они были тотально сфальсифицированы. И он признал, что нужно что-то делать с этим на практике, провести какой-то диалог или разговор. Я думаю, что Путин открыл определенное окно возможностей, на которое я надеюсь. Посмотрим, может, удастся что-то сделать и с выборами.

Со стороны ответы Путина выглядели отговорками: «не исключаю», «посмотрим». Вам так не показалось?

– Сначала он отвечал очень негативно. Первая часть его ответов говорила, что его жесткая позиция будет оставаться неизменной. Но в конце он сделал неожиданное отступление от своей линии, которая противоречит и меняет то, что он говорил раньше.

Вы сказали, что это самый острый Валдай.

– Дело в том, что я с 2004 года член Валдайского клуба по линии Совета по внешней оборонной политике. Раньше Путин, Иванов, Шойгу, Лавров, Володин сюда приезжали, но встречались только с иностранцами и не дебатировали с российскими участниками клуба. А в этот раз мы встретились со всеми. Вы просто не видели, какие жесткие дебаты были с Ивановым, например, у меня по коррупции, с Володиным – по выборам. Это было очень жестко и остро, просто трансляций не было. Поэтому этот Валдай совсем не похожий ни на что.

С чем вы это связываете?

– Я связываю это с огромными переменами в обществе. Оно очень сильно изменилось, прошла огромная активизация. То, что произошло в Москве и Екатеринбурге, власть больше не может игнорировать, она вынуждена открываться.

Как думаете, это показательно делается? Как с выборами в Москве – когда Володин регулярно рапортовал политологам о самых честных и открытых выборах, хотя на этапе проведения кампании это было совсем не так. Будет ли какой-то результат от ваших вопросов, помимо того, что Валдай стал «более острым»?

– Давайте мы дадим ответить на ваш вопрос жизни. Посмотрим, что будет с болотниками, с выборами, конкуренцией, свободой слова и всем прочим, о чем сегодня говорил Путин.

А вы на Валдай приехали просто как член клуба или как оппозиционер?

– Конечно, как оппозиционер! Я всегда на всех форумах здесь выступал очень жестко! Другое дело, что не всегда это происходило в присутствии Путина и других руководителей страны. Но я вел себя, как обычно, – открыто, остро и честно.

Многие оппозиционеры, не поехавшие на Валдай, заявили, что вы и другие оппоненты власти там находитесь в качестве специально установленной декорации. Что бы вы ответили на эту критику?

– Критикам я бы ответил следующее. Народ вышел на Болотную и Сахарова с требованиями прекратить политические репрессии и провести политическую реформу. Эти два вопроса на Валдае я поставил перед руководством страны. Не вижу никаких поводов меня упрекать. Как политики мы должны использовать каждую возможность, чтобы добиться исполнения требований людей.  

Предыдущий материал

We Shall Overcome. Будет ли марш на Москву?

Следующий материал

Хотели на «Валдай» и попали на «Валдай»